Двухтомник

Андрей Вознесенский в «Новой библиотеке поэта»

Вышел «мой» двухтомник Андрея Вознесенского в «Новой библиотеке поэта». Кто захочет приобрести - рекомендую интернет-магазин Издательства «Вита Нова»: http://www.vitanova.ru/katalog/tirazhnie_izdaniya/novaya_biblioteka_poeta/stihotvoreniya_1369 Цена 760 руб.
В OZONе .

Тоже по номиналу можно купить в магазинах издательства:

Санкт-Петербург, Набережная р.Мойки, 32. Тел.: 8 (812) 312-77-25

Москва, Хохловский переулок, дом 7-9, строение 3, вход со двора. Тел.: 8 (916) 613 4286

Но есть и в крупных магазинах.

Те же, кто не склонен покупать книги, могут на моем сайте «Авось!» прочесть вступительную статью и даже скачать макет двухтомника. http://voznesolog.ru/vek-preambula.htm

и краткую историю создания книги: http://voznesolog.ru/kak_stal_voznesologom.htm

Прошу сообщить эту информацию своим друзьям.
Моя статья в журнале "Знамя" - https://magazines.gorky.media/znamia/2017/6/andrej-voznesenskij-v-moej-zhizni.html

Георгий Трубников

2005

ГОРОД СВЯТОГО ПЕТРА

Возвращение городу исконного имени – это прежде всего заслуга Ленсовета. Мы провели референдум, точнее, опрос, поскольку референдум не был предусмотрен законодательством. Накануне «Смена» вышла со специальной  полосой.

«Смена» 11 июля 1991 г.

ГОРОД СВЯТОГО ПЕТРА

Многих, и меня в том числе, смущает   необходимость — возвращая Городу его настоящее имя — снова, уже в третий раз на протяжении восьмидесяти лет, произво­дить акт переименования. Та­кие города дышат тысячеле­тиями, а мы — суетливо, как бы боясь не успеть за   срок своего пребывания Ленсове­те...

Недавно пришла  голо­ву мысль, несколько меня ус­покоившая. Я вспомнил некоторые факты из биографии того, в честь которого назван город. Святой Петр был человеком остро ощущающим, не­посредственно реагирующим. Видимо, эти качества ученика позволили   Иисусу   сделать мрачное предсказание: «Не успеет петух второй раз прокричать, как ты трижды отречешься от меня».

А потом был суд, и Петра знобило не только от холода, он   грелся вместе со стражей у костра, и на вопросы — не из друзей ли он Иисуса, — он отвечал отрицательно, все равно ведь не поможешь, и после тре­тьего отречения прокричал петух. Не такая уж это большая вина, и не раз и до и после Петр доказывал свою преданность Христу и его делу, но факт троекратного отречения, вошел в историю.

Не так ли и нашему Городу суждено в третий раз отречься от имени и тем самым остаться Городом Святого Петра?

Что же касается техники переименования,  то, по-моему, нужно ввести период, в течение которого будет   официально разрешено пользоваться обоими названиями. Чтобы почта доставляла корреспонденции, адресованные как в Санкт-Петербург, так и в Ленинград. Разрешить, скажем, Университету хоть со следующего дня сменить свои вывески, печати и бланки. А какой-то другой вуз не захочет спешить и будет менять вывески по мере их естественного обветшания. И никто не будет удивляться, что Ленинградский комитет ветеранов называется именно так, а не иначе. Период этот должен быть  достаточно длительным, чтобы все происходило естественно, безо всякого  насилия, В итоге, как мне представляется, это и дешевле получится.

Г. ТРУБНИКОВ,   депутат Ленсовета

За возвращение городу наименования «Санкт-Петербург» проголосовало 54,86% пришедших на участки, против — 42,68%; два с половиной процента горожан не выразили своего отношения.
2005

Ленинградская блокада. Не герои, а мученики.

Столичная вечерняя газета 26.01.2004

Первая полоса

Не герои, а мученики

Знаю я, как будет отмечаться этот день в Петербурге: за последние 40 лет этот сценарий превращения трагедии в праздник не менялся. Губернатор возложит венки на Пискаревском кладбище и к аникушинскому монументу, только теперь наша красавица будет стоять не во вторых рядах, как двадцать и тридцать лет назад, а впереди. Представителей ветеранов на автобусах свозят к памятным знакам на кольце осады и нальют фронтовые сто граммов, после чего они запоют «Артиллеристы, Сталин дал приказ». Ключевые слова телевизионных выступлений – героизм ленинградцев. По радио будут рассказывать, как поднимали боевой дух жителей театр оперетты, симфония Шостаковича и стихи Ольги Берггольц.

Я однажды спросил у тети Люки насчет стихов по радио. «Какие стихи? О чем ты говоришь? Вот помню, как поймали мы с твоим дедом кошку на чердаке. Повезло, их уже давно всех съели. Поймать поймали, а убить, то есть задушить или пристукнуть, у меня не получится, и дядя Курт отказывается. У меня был хлороформ, пришлось им воспользоваться. Когда стала варить – такой запах пошел, что стало ясно: не съесть».

А вот еще обрывки из рассказов блокадников, врезавшиеся в память.

«На нейтральной полосе были бывшие капустные поля, и вот мы ночью ползали туда за хряпой (внешние зеленые листья капусты, Е.С.). Брат там и остался».

«Я слегла. Соседи перестали обращать на меня внимание и прятать мешок сухарей. Когда их не было, я добиралась до мешка и брала оттуда понемногу, чтобы не заметили. Так и выжила».

«Я заранее надевал на себя как можно больше одежды, чтобы было не так больно, когда будут бить. Отходила от прилавка какая-нибудь старушка, я выхватывал у нее хлеб и сразу совал в рот».

«Пришел сосед, попросил разрешения сварить на нашей «буржуйке» картошку. Там было полкилограмма. Сварил и тут же съел, а мы лежали и смотрели».

«К марту работали, наверное, только те, кто был на казарменном положении. А для остальных было важно придти на работу, чтобы получить свою болтушку из жмыха. Путь от дома до работы и обратно – это и было главное испытание. Если слишком далеко – конец».

«Притуплялось всё. Первое время как-то реагировали на упавших прямо на улице, а потом привыкли».

«В нашем подъезде на лестнице умерла женщина. Через несколько дней я увидел, что у нее вырезана часть ягодицы».

«А слухи всегда оправдывались. Начет того, что в Смольном икру едят – так это же понятно. Не потому, что они гурманами были, а потому, что уж если везти для них на самолете что-то, то самое эффективное – именно икру. Да по лицам было видно, кто как питается».

«Страшно было ходить по улицам. Однажды за нами бежали. Мы с матерью работали в детсадовской столовой, были полненькие, нас, наверное, выследили».

«Кто хотел похоронить по-человечески – клал тело на саночки и вез на кладбище. Там ему показывали вырытую могилу. Цена – три килограмма хлеба. Как правило, люди не могли этого себе позволить. Везли санки вдоль длиннющего заснеженного бруствера двухметровой высоты, из которого высовывались ноги и головы, клали тело в его конце. Но кто-то «покупал» могилу, ее как-то зарывали, а после ухода родственников снова разрывали, предлагали освободившуюся могилу новым клиентам. Набросанную землю легче копать, чем смерзшуюся…»

Так вот о героизме. Да, порою мы употребляем это слово в бытовом смысле, подразумевая самоотверженность. Мать проявляет героические усилия, чтобы спасти детей. И примеров такой самоотверженности блокада дала неисчислимое количество. Помогали друг другу, чем могли, умирая. Но в устах руководителей и пропагандистов слова «героизм защитников Ленинграда» имеют иной смысл, а именно патриотический. И вот против этого понимания душа протестует. Мою бабку по отцу Екатерину Александровну Скоробогатову и деда по матери Курта Густавовича Зоргенфрея, пожилых людей, никто не спрашивал, хотят ли они стать героическими защитниками Ленинграда. Самостоятельный отъезд из Ленинграда, да будет всем известно, был запрещен с самого начала войны. Просто купить билет и уехать было невозможно. Отправлялись на фронт мобилизованные. Эвакуировали детей, с ними смогло уехать лишь небольшое число сопровождавших. Эвакуировали наиболее ценные предприятия и организации. Но основная масса жителей трехмиллионного города и беженцы из области (судьба последних была самой страшной: ни запасов, ни работы, т.е. продовольственных карточек) были обречены.

Следует задуматься – что делал в течение целого сентября в уже осажденном городе член Ставки Верховного Гланокомандования, Жуков, у которого в распоряжении были всего полторы обескровленных армии. Наверное, Сталин  никому другому не мог этого доверить: никаких мыслей и разговоров о том, чтобы сдать город. Точнее, сдать фронт, ибо судьба мирного населения его не интересовала. Жукова только тогда отозвали защищать Москву, когда стало ясно, что немцы снимают свои части от Ленинграда и переводят их на московское направление. Штурма Ленинграда не будет.

Понятия «мирное население» при Сталине вообще не было. Был советский народ, поголовно обязанный воевать.

Когда уже в 90-х годах Виктор Петрович Астафьев впервые вслух произнес мысль о том, что Ленинград следовало сдать, это вызвало всеобщий шок. Это не укладывалось в наших пропитанных сталинским патриотизмом головах. Одни говорили: люди были бы спасены, но город-то был бы разрушен. Но город мог быть разрушен только нами самими: очень многое было уже заминировано. А немцам наш город, построенный по проектам итальянских и немецких архитекторов, очень даже нравился. Центральный ансамбль города, между прочим, практически не пострадал от бомбежек и обстрелов.

Другие, наоборот, говорят, что фашисты уничтожили бы население. Но это же чудовищная логика: немцы всё равно уничтожат, так давайте уничтожим сами.

Нет, не об этом думал Сталин. Два города имеют одну трагическую судьбу: Ленинград и Сталинград. В обоих случаях эвакуация была запрещена, в обоих случаях мирное население было перемешано с военными: «Солдаты плохо защищают города, оставленные жителями». А всё дело в именах, которые носили в те годы эти города. Киев, хотя и очень не хочется, сдать можно. Одессу, Смоленск, Новгород – можно. Но за имена Ленина и Сталина ничего не жалко. Идолы требуют жертв.

Спорить о том, полтора или два миллиона погибло…

«Никто не забыт и ничто не забыто» - это, знаете ли, слова, слова, слова. Те, кто сейчас их с пафосом произносит, едва ли мысленно тащит себя по ежедневному пути с бидончиком дуранды от Университетской набережной до Боровой по желтым от нечистот наледям мимо лежащих людей.

Давайте для начала называть их не геройскими защитниками Ленинграда, а мучениками. Это ближе к правде и к истинной памяти.

Георгий Трубников, СПб.

ПРИМЕЧАНИЕ. Тогда, в 2004-м, Я еще не понимал, что блокады в прямом смысле не было. sadovnik40.livejournal.com/230498.html

2005

НОСТАЛЬГИЯ ПО НАСТОЯЩЕМУ

Или вот интервью «Ленинградской правде».  На весь разворот здоровенный подвал в газете Ленинградского обкома! Это они в ногу времени сделали рубрику «Политические портреты», Первый материал был о новом хозяине Смольного Гидаспове, второй – не помню, и третий обо мне. Для «Ленправды» это была просто бомба. Интервью делала Елизавета Петровна Богословская, я отдал ей разные материалы, что-то наговорил. Т.е., это её текст. Спустя некоторое время Лиза ушла в новую газету «Час пик».


---------------ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ---------------

НОСТАЛЬГИЯ ПО НАСТОЯЩЕМУ

ИЗ ИНТЕРВЬЮ Г. И. Трубникова районной газете «Вперед» 29 апреля 1989 года:

«...более всего нам не хватает свободы. Свободы от страха перед государственной машиной, полученного нами по наследству. Свободы мысли, парализованной догмами. Свободы с выгодой продавать продукт своего труда. Свободы купить желаемое. Политических свобод, сформулированных «Декларацией прав человека». Освобождение началось, но свободу мы получаем пока в гомеопатических дозах. Может быть, это и правильно: после длительного голода нельзя сразу есть досыта — это смертельно. Но жажда — огромна. Я считаю, что дозировку свободы следует решительно увеличивать».

…Под дождем, на площадке у закрытой строительными лесами церквушки, шел сельский сход Усть-Ижоры: в честь годовщины Невской битвы, случившейся 749 лет назад на этом месте. На самодельный, из нескольких досок помост вышел человек лет пятидесяти, а старушка, стоявшая рядом со мной, сказала:

«Когда выборы шли, мы за него, за Георгия-то Ивановича, молебен служили. Так хотели, чтоб он победил! Это он ведь церкву нашу восстанавливает…»

Но старушкины молитвы не помогли. Не стал коммунист-неформал, член Ленинградского народного фронта Георгий Иванович Трубников народным депутатом СССР. Хотя кроме усть-ижорских старушек было у него 10 тысяч сторонников — голосовавших за него по избирательному округу № 52.

— ЧТО ЖЕ чувствует проигравший?

— Как ни странно это покажется, но, вспоминая всю выборную кампанию, испытываю глубокое удовлетворение. Это не поза, поверьте. Наиболее близкий мне из кандидатов — Андрей Ошурков тоже не стал народным депутатом. Но все-таки вышел вперед не аппаратный ставленник, депутатом стал действительно тот, за кого проголосовали ЛЮДИ. Народ. И сама эта кампания, сама обстановка поставила его в такие условия, что теперь он не может не ощущать своей зависимости от людей. От народа.

— Говорят, что вы согласились на выдвижение своей кандидатуры только для того, чтобы была альтернатива представителям аппарата? Почему вы выступали против Ходырева? Была неприязнь?

— Нет, нет и нет. Он — человек, уже обладающий исполнительной властью, а я исходил из принципа, что исполнительная власть и те, кто принимает решения, должны быть разделены. Пусть он работает мэром, от него уже много зависит. Но законодательной властью должно быть представительство народное по сути.

Collapse )

— Что ж, вы тоже считаете, что довольно партии каяться? Что ни к чему, кроме как к падению ее авторитета, это не приведет?

— Ни в коем случае. Наоборот, я уверен, что самое важное сейчас — дать честную, искреннюю самооценку. Нам необходимо настоящее, искреннее покаяние. Именно партия должна принять на себя ответственность за многие беды Отечества — голод, кровь, унижения. Но ведь КПСС — не партия, подобная существующим в других странах. Это далеко не борющаяся за голоса избирателей организация единомышленников. Партия превратилась в государственный механизм управления, который пронизывает   все общество, связывает, дублирует структуры хозяйственно-государственного организма. И потому с незапамятных времен в партию вступали для того, чтобы участвовать в системе управления. Не у всех при этом были чисто карьеристские намерения, ведь само по себе участие в управлении не так уж плохо: человек хочет реально преобразовывать жизнь. Иные стремились вступить в партию для того, чтобы своим присутствием изнутри изменить положение в ней.

— А вы?

— Я — из последней категории. В партию вступал довольно поздно, в 1974 году. Не без трений. Один человек сказал: «Трубников вступит в КПСС только через мой труп!» Он знал, что от меня ему покоя не будет: я всегда отличался задиристостью, мои выступления в ту пору были отголосками шестидесятых годов. Но нашлись люди, которые согласились: пусть будет одним трупом больше. Один из рекомендующих спросил меня прямо: почему вступаешь? Я сказал: хочу переделать партию изнутри.

Collapse )

,

— Сейчас вошло  обиход понятие «популизм». Вы — популист?

— Вот чего нет — того нет. На том и проигрывал в предвыборной борьбе. Скажем, некоторые кандидаты, чувствуя настроение аудитории, нередко подыгрывали ей, делая язвительные замечания в адрес Горбачева. Вот такое странное противоречие: с одной стороны, упомянутая выше Инструкция ЦК, которая душит свободное волеизъявление партийцев, с другой — возможность громогласно критиковать лидера.

Но нельзя же отрицать, что именно он начал перестройку. Не кто-нибудь, он один. Недавно на глаза попалась мне газета с отчетом о похоронах Черненко. Посмотрел: кто идет рядом с Горбачевым из нынешнего Политбюро? Никого! А из тех, кто изображен на снимке, — ни одного ведь не осталось! И, главное, он сразу сказал слова, которые были для меня ключевыми, — о том, что общечеловеческие ценности — выше классовых.

Я вижу, сколько сейчас ударов справа и слева приходится ему отражать. Но как же не понять: он должен быть центристом! Мы — радикалы, нас мало. Основная масса — хвост — те, кого сформировал застой. И ему нельзя не быть центристом.  Мы торопимся, у всех у нас — «ностальгия по настоящему» и «ностальгия по настающему», как сказал Анд­рей Андреевич Вознесенский. Не нужно помнить, что мысль отдельного человека обгоняет мысль общественного сознания. Страна уже переживала подобное тридцать лет назад, после XX съезда, но что-то тогда было упущено. Повторить те ошибки сейчас — непростительно!

— Вам было 13 в 1953-м и 16 — возраст «мальчика, обдумывающего делать жизнь с кого», - в 1956-м…

— Всегда себя считал питомцем ХХ съезда…  Именно в ту пору четко осознал, что детство кончилось и жизнь меняется не только внешне, но и внутренне, все потребует пересмотра. На XX съезде впервые был произнесен приговор культу личности. Представляете: жил пионер в благополучном, изолированном городе — в легендарном      Челябинске-40, твердил слова о скором коммунизме о счастливом детстве, великом вожде, всенародном счастье. И вот, когда он делает первые попытки мыслить самостоятельно — понимает, что вокруг его замкнутого идеалистического мирка лежит голодная страна, где властвуют чинуши почище крепостников-помещиков, где подавляется живая мысль, где ложь является основой идеологии, где фальшь въелась в душу почти каждого человека, где миллионы людей сидят в концентрационных лагерях.

Я поступил в МИФИ, в Москве в общежитии были ребята со всего Союза. Информация — лавиной. А еще учиться нужно! А еще поэзия нахлынула. На площади Маяковского сам читал стихи!

А потом не сразу и поняли, что это все закрывается. Ту самую выставку в Манеже, которую разгромил Хрущев, я видел сам. Приезжаю в 64-м году сюда, в Ленинград, еще по инерции думаю, что оттепель продолжается, выступаю на комсомольском собрании, а Хрущева уже снимают. Я же тогда еще пытался защищать кого? Солженицына, Синявского н Даниэля! Из райкома комсомола приехали со мной разбираться. Защитил меня парторг института Н. Ф. Петров. А потом все-таки он меня позвал: «Знаешь, — говорит, — ты все-таки подумай…  подумай...» вот с тех пор на трибуны я и не вылезал. До перестройки.

— Кик вы жили, когда поняли, что оттепель закончилась?

— Я бы солгал, если бы сказал, что был в угнетении. Нормальный человек снабжен каким-то защитным механизмом. Спасала и родная отечественная словесность. Особенно поэзия Андрея Вознесенского. Утром иду на работу — и читаю его стихи: «Благодарю, что не умер вчера...».  Вы представляете, что такое знать сотню таких стихотворений? И что такое для нашего народа — иметь такую литературу! В са­мый трагический, самый безысходный миг — она приходила на помощь всему нашему поколению. Занимался наукой, делал диссертацию. Это поглощало все силы. К тому же была отдушина — дети в школе, где вел кружок, организовал агитбригаду. Детям я говорил только правду.

Collapse )

— Скажите, а вам никогда не задавали вопрос: зачем тебе это надо?..

— Всю жизнь слышу. Вот коллеги — ученые, скажем, когда я в школе организовал агитбригаду — они постоянно обсуждали - зачем ему это надо? Чего он хочет? Я не похож на блаженного, правда? И меня все знали: деловой, целеустремленный, и вдруг — тратит   время на какую-то школьную агитбригаду. «Значит, он чего-то хочет!» Был бы я этакий блаженный, и — все было бы понятно. Но когда нормальный, деловой человек и — полез восстанавливать церковь — каждое воскресенье, бесплатно, да еще людей за собой потащил — здесь что-то не стыкуется. Вопрос: «зачем ему это надо?» — я постоянно ощущал

— И все же, почему — кандидат технических наук стал неформалом?

— Потому что кончилось терпение смотреть не руины памятника — церкви Александра Невского в Усть-Ижоре. Моя дочка выросла среди этих руин. А вот внучка, думаю, будет лицезреть прекрасное произведение архитектуры. Архитектура — величайший вид искусства, и то, как она действует, — мало, кто сознает.

А поначалу у меня даже мелькала идея — срыть развалины и на этом месте поставить, скажем, копию церквушки на Нерли. Я рассуждал так: если бы Александр, победив шведов, имел бы экономические возможности поставить хорошую церковь — она какой бы была? Такой, как на Нерли! Естественно, она современница великого князя. Настоящая новгородская архитектура. Но Дмитрий Сергеевич Лихачев, которому в 1986 году мы с Володей Павлюченковым написали письмо, позвонил и сказал, что надо восстанавливать памятник, даже если он — девятнадцатого века. А тут мы с Павпюченковым уже стали ездить к архитекторам, советоваться,   выяснять различные мнения. Поняли, что расчищать завалы все равно надо, что бы ни было с этим памятником дальше. Любые будущие строители с большей готовностью возьмутся за этот объект, если предварительные черновые работы будут сделаны.

Collapse )

— Что для вас усть-ижорская церковь? Святыня земная — заброшенная, оплеванная… Патриотический порыв...

— Нет, таких громких слов мы не произносим. Наша задача — вернуть земле красоту, которая в данном случае заключена в архитектуре. Ведь «красота спасет мир» — это формула великая, гениальная.

— Но домишки, которые стоят в Усть-Ижоре, они разве так уж красивы? А «Невская битва» отстаивает поселок, борется за его сохранение...

— Борьба идет. Есть люди, которые хотят сделать вместо поселка зеленую зону, местныx жителей   выселить,   разбить парк. Я считаю, что решать эту задачу должен поселковый Совет — умные, инициативные люди. Они должны провести социологическое о6следование — по каждому дому должно быть выяснено: кто у него владелец, его возраст, перспективы, где у него живут наследники, По каждому дому конкретно составить подробную картину. Нужно, чтобы на этой земле жили люди. В первую очередь — коренные жители, многие из которых прежде выехали в Металлострой. Уверен: — только протяни в Усть-Ижо­ру горячую воду и прочие удобства — эти люди оставят свои городские квартиры и вернутся. Но нужно, чтобы не были ущемлены ничьи интересы. Если кто-то хочет уехать — дать ему эту возможность. На оставленных местах — выстроить одноэтажные дома. Или — построить на пустырях серию таких домиков и сделать в них отель?

— А что скажет какая-нибудь местная старушка на это?

— А почему она будет возражать, если ее собственный дом при этом сохранится? Она устроится работать в такую гостиницу — кастеляншей, сторожихой, мало ли дел найдется?

— Старухи и старики. Для них их домики часто — последняя связь с прошлым и друг с другом. Безнравственно их насильно выселять на 9-й этаж нового муравейника…

— Около тысячи людей живут в Усть-Ижоре. И чтобы решить жилищную проблему каждого — нужно сделать сложную работу. Не с налету, не митингуя. Это должна быть внимательная хозяйская работа на основе права и на основе уважения к тем, у кого на этой земле жили деды и прадеды. Это — как отношение к малой нации...

...ДЕТИ XX съезда. Сейчас на их плечи легла основная тяжесть перестройки, независимо от того, где они —- на трибуне Съезда или у истоков формирования будущей школы маленького поселка Металлострой. Перестройка — их шанс. Шанс утвердить общечеловеческие ценности в нашем, привыкшем к классовым битвам мире. Верю, что таким, как Трубников, это удастся.

Е. БОГОСЛОВСКАЯ

Фото М. Шарапова

Нужно сказать, что личного триумфа я не испытал: в день выхода газеты умер Андрей Дмитриевич Сахаров.

2005

ХРИСТИАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ. ЕДИНСТВО И РАЗДЕЛЕНИЯ

Из книги
Георгий Трубников
Духовно-нравственная культура
+
обществознание
Конспект интегрированного курса

4. Церковь. Единство и разделения

Первая Церковь
Вся история христианской Церкви – это трудный путь приобщения к религии людских душ.
Это был отнюдь не прямой путь. Прежде всего – учение Церкви непрерывно развивалось, обогащалось в многочисленных и непрерывных дискуссиях. Побежденная точка зрения по принципиальным вопросам объявлялась ересью, но нужно отметить несомненную итоговую пользу этих непримиримых споров. Были времена, когда с еретиками боролись даже огнем, была инквизиция, были крестовые походы, были злоупотребления, были предательства. Но было и подвижничество, была беззаветная преданность, были неисчислимые примеры самопожертвования ради веры, ради цели, поставленной Иисусом: «Идите, научите все народы, крестя людей во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я заповедал вам. И вот, Я с вами все дни до конца века». (Мф 28:19-20)
Церковь как общность людей на основе общности культа и вероучения создал сам Иисус Христос, собрав вокруг себя двенадцать учеников-апостолов на последний ужин (Тайную вечерю) накануне крестных страданий. Прощаясь с учениками, он заповедовал им, которые понесут свет веры людям, собираться в Его память, есть хлеб и пить вино, ощущая их как пищу духовную.  Так установилось Таинство Евхаристии (Причащения) – священный обряд, при совершении которого верующие приобщаются к Христу и тем самым освобождаются от грехов (в православной церкви и миряне, и духовенство причащаются хлебом и вином, в католической: духовенство — хлебом и вином, миряне, как правило, лишь хлебом).
Иисус ясно видел, что люди, которых Он собрал, далеко не совершенны, мало образованы (большинство составляли простые рыбаки), что есть среди них даже предатель, что каждый из них многое понял по-своему. Поэтому важно, чтобы они просто и безоглядно верили, любили Его и друг друга, укрепляли веру и память друг в друге. И эта надежда была оправдана. По преданию, десять из присутствовавших в тот день на Тайной вечере апостолов позднее приняли мученическую смерть, сохранив верность Учителю.
Наиболее показательна во всех отношениях судьба Святого апостола Петра. Первоначальное имя апостола было Симон. Имя Пётр (от греческого — камень, скала) ему дал Иисус. Он был женат и работал рыбаком вместе со своим братом Андреем. Встретив Петра, Иисус сказал: «Идите за Мной, и Я вас сделаю ловцами человеков» (Мф 4:19)..
Пётр был одним из любимых учеников Иисуса. На вопрос Иисуса ученикам, что они о нём думают, Пётр сказал, что он есть «Христос, сын Бога живого». В ответ Иисус произнёс:
«Я говорю тебе: ты - Пётр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах». (Мф 16: 15-19)
По характеру Пётр был очень живой и вспыльчивый: именно он пожелал идти по воде, чтобы подойти к Иисусу и именно он отрубил ухо рабу первосвященника в Гефсиманском саду. В ночь после ареста Иисуса Пётр, как и предсказывал учитель, проявил слабость и, боясь навлечь на себя гонения, трижды отрёкся от него. Но позже Пётр искренне покаялся и был прощён Господом.
По преданию, во время гонения императора Нерона на христиан апостол Пётр был распят на перевёрнутом кресте в 64 году вниз головой по его желанию, потому как считал себя недостойным умереть смертью своего Господа.
В большинстве христианских церквей, согласно церковному преданию, считается, что апостол Пётр был основателем Римской церкви (Католическая церковь почитает его как первого Папу).
Другой великий апостол, Павел, не входил в число двенадцати апостолов. Его тогда звали Савлом, он принадлежал к философской школе фарисеев, т.е. был образован и участвовал в юности в преследовании христиан. Как повествует книга Деяний, на пути в Дамаск Савл был поражен чудесным образом с неба, и Иисус открылся ему со словами «Савл, Савл! Что ты гонишь меня?» (Деян 9:4). Савл обратился, получив из уст Господа призвание и достоинство апостольское. Вскоре принял крещение и стал Павлом, идеологом и самым неутомимым проповедником христианства.
Павлом были созданы многочисленные христианские общины на территории Малой Азии, Балканского полуострова, всего Средиземноморья. Девять посланий Павла различным церквам и четыре послания частным лицам составляют значительную часть Нового Завета и являются одними из главных текстов христианского богословия.
Павел с удивительной убедительностью обращался как к иудеям, так и к представителям греко-римской языческой культуры и философии. Без Павла не было бы полноценного, интеллектуально оформленного христианского учения.
За распространение веры Христовой апостол Павел перенес много страданий и был обезглавлен в Риме при Нероне в 64 году, по преданию – в тот же день, когда был казнен Петр.

Разделение церкви
Перед Церковью стоит задача, содержащая внутреннее противоречие. С одной стороны, Церковь должна сохранять истинное учение Христа, не допуская искажений. В этом она опирается на библейские тексты, на апостольскую преемственность, на соборные решения (вспомним: «В единую, святую, соборную и апостольскую Церковь»).
С другой стороны, она должна распространять  учение на многие народы с разными языками и культурами, вынуждено адаптироваться к новым условиям, неизбежно меняясь в деталях, хотя бы даже при переводе евангельских текстов. Если принять во внимание территориальную разобщенность между христианскими общинами и тот факт, что Иисус говорил притчами, а не пунктами закона, то становится ясным, что разночтения неизбежны. Более того, Апостол Павел пишет коринфянам:  «Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1Кор.11:19). А Иисус говорил об этом еще резче: «Думаете ли вы, что я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение» (Лк 12:51-52).
Церковное учение развивается, давая дорогу новому. Но при этом оно не должно поступаться главными идеями. Выяснить, где детали, а  где главные идеи – в этом состоит смысл борьбы между двумя тенденциями – единения и разъединения. Церковь состоит из людей, обычных грешных людей, часто считающих свое мнение важнее мнений других, стремящихся учить всех, не желающих учиться самим, не соглашающихся подчиниться голосу большинства или не желающих считаться с мнением меньшинства.
В течение всей своей истории христианская Церковь многократно подвергалась разделениям. Некоторые из них были со временем изжиты, другие сохранились по сей день. Из всех церковных разделений важнейшим, безусловно, является раскол Церкви на восточную, православную, и западную, католическую.
Исторически разделение Церкви явилось результатом разделения гигантской Римской империи. Империи всегда рушатся, это можно считать законом развития человеческого общества. Римские провинции, в особенности европейские, постоянно проявляют тенденции к самостоятельности, удерживать их силой не удается.  Но деление – это не обязательно катастрофа. То, что местный король, свой по национальности, получает самостоятельность в управлении - вовсе не означает, что городам провинции и ее жителям будет от этого хуже. Пожив какое-то время в изоляции, народ чаще всего вновь проявляет тенденцию к союзу, к объединению, но уже на другой основе. Западная Римская империя по-своему возрождалась дважды: при Карле Великом в 800-м году и в 962 г. при Оттоне I. В качестве Священной Римской империи юридически она просуществовала до 1806 г. Возникший в ХХ веке Европейский Союз, если на него смотреть взглядом тысячелетий,  вполне может быть оценен как этап этого исторического процесса.
 Римский император Константин, бывший единовластным римского государства и сделавший христианство господствующей религией, в 330 году перенёс столицу государства в Византий (Константинополь), организовав новое государственное устройство. Восточная империя, Византия, оставалась единым государством, но постепенно теряла власть над Западной. Окончательно это произошло в 476 году.
Империя распалась, но христианство продолжало оставаться единым еще долго: вплоть до IX века проводились вселенские соборы.  Но всё чаще возникали разногласия по правомочности соборов, всё явственнее обнаруживалась борьба за первенство между Римской и Константинопольской церковными кафедрами. Укреплялись и разные характеры восточной и западной церквей. В Византии Церковь очень плотно связывала себя с властью, император был в сущности главой Церкви, на этом же была построена вся властная вертикаль. Греки и другие народы эллинской культуры восточной части империи воспринимали христианство прежде всего как явленную им сверхчувственную реальность,  как указанный свыше путь   к   нравственному   совершенству,   спасению личности и богопознанию. Греки гордились умением пользоваться умственными и эстетическими понятиями и старались сохранить за собой первенство в этой сфере. Это обусловило развитие богословско-философской литературы, оживленные богословские дискуссии, преодоление многочисленных ересей. Одновременно это явилось причиной концентрации всей церковной жизни вокруг властителей, слабой церковной организации, недостаточного внимания к миссии распространения христианства.
Римляне, а затем и романизированные народы западной части империи были меньше расположены к метафизике. Как создатели стройного римского права и самого мощного государственного строя они воспринимали христианство как богооткровенную систему общественного устройства, осуществление которого на земле безусловно ведет к спасению. Там, где Восток видел философскую или нравственную   идею,    Запад   создавал   прочную структуру. Это особенно видно на примере монашества.
Монашество по своему замыслу является подражанием образу жизни Христа. Евангельский Христос открывается как идеал совершенного монаха: Он не женат, свободен от родственных привязанностей, не имеет крыши над головой, странствует, живет в добровольной нищете, постится, проводит ночи в молитве. Монашество в восточном понимании - стремление в максимальной степени приблизиться к этому идеалу, устремленность к святости, к Богу, отказ от всего, что удерживает на земле и препятствует вознестись на небо.
Западное монашество берет себе в пример и миссионерскую деятельность Христа. Восприняв и развивая воззрения блаженного Августина, оно высшую свою цель видела не в отречении от мира, а в его спасении. Западное монашество почти совершенно утратило пассивный, созерцательный характер, стало деятельным, приобрело практические задачи, пережило длинную историю, какой не было у восточного монашества. Монастыри и позже монашеские ордена образовывали островки христианской жизни на территориях язычников, распространяя из этих островков веру. В этом и состояла ненасильственная христианизация народов Европы. Аббатства занимались широко понимаемым просвещением, они внесли важнейший вклад в культуру и экономику Средневековья, при них создавались библиотеки, художественные мастерские, цеховые производства.
В двух ветвях христианства накапливались свои традиции, свои обряды. Как при этом сохранить единство? Т.е., как сделать, чтобы христианин из Константинополя мог бы спокойно молиться в римском храме, при этом не смущаясь тем, например, что римляне причащаются не квасным, а пресным хлебом (опресноками)? Кто разрешил? Соборы по этому поводу решений не выносили. Папа Римский?  Не много ли берет на себя Папа Римский?
Примерно так любой спорный вопрос неизбежно сводился к главному противоречию: к вопросу о единой власти в Церкви. Может ли Папа в промежутке между соборам принимать решения, не противоречащие решениям соборов, но обязательные для всей Церкви – вот о чем не смогли договориться иерархи Востока и Запада.
Окончательный разрыв (Великая схизма) между Востоком и Западом произошел при папе Льве IX  и патриархе Михаиле Керуларии. Лев IX тщетно требовал от императора Константина Мономаха возвращения Риму всех его владений, находившихся под властью императора. В это же время патриарх Михаил Керуларий поручил составить список всех осужденных Восточной Церковью латинских нововведений (в частности, упомянутое осуждение обычая употреблять опресноки для Евхаристии). Список осужденных нововведений был передан кардиналу Гумберту, который ознакомил с ним папу. Папа направил письмо патриарху с требованием объяснить, "как осмелились произносить приговор над кафедрой, которую не позволено судить никому из смертных". В мае 1054 г. в Константинополь прибыло посольство во главе с кардиналом Гумбертом. После долгих и мучительных переговоров Константинополю стало ясно, что в сущности Рим ставит ультиматум, либо безусловное подчинение папе, либо разрыв отношений. 16 июля папские легаты всенародно положили на престол собора св. Софии грамоту об отлучении от Церкви патриарха Михаила Керулария и его ближайшего окружения. На следующий день патриарх Константинопольский предал анафеме папских легатов и окружным посланием предостерег все восточные Церкви от общения с Римом, с этих пор на Востоке перестали поминать Папу за богослужением.
Тяга к воссоединению никогда не исчезала среди христиан. Попытка примирения была предпринята в 1438 г. на Флорентийском соборе. Собор имел полный кворум, он принял унию (союз), в частности, решение о признании верховной юрисдикции Римского Папы и догмат об исхождении Святого Духа от Отца и Сына (филиокве).
 Филио́кве (лат. filioque — «и от сына») – единственное слово, отличающее православный Символ  Веры (И в Духа Святого, Господа, животворящего,  от Отца исходящего…) от католического (И в Духа Святого, Господа, животворящего,  от Отца и Сына исходящего…). Расхождение возникло в результате того, что окончательный текст Символа не успели принять до разделения, к тому же филиокве стало одним из поводов разделения. Сегодня Римская Католическая Церковь не считает этот вопрос камнем преткновения, она разрешает многим своим приходам употреблять оба варианта.
Позже восточные иерархи отказались от своих подписей, за исключением Западно-русской (Киево-Литовской) митрополии. В 1596 года на Соборе в Бресте, где присутствовали митрополит Киевский, епископы нескольких православных епархий и послы Папы,  была заключена Брестская уния. Согласно составленной соборной грамоте, епископы  представленных епархий признавали своим главой Римского Папу, принимали римско-католическую догматику, но сохраняли богослужение византийского обряда на церковнославянском языке. С тех пор на территории нынешней Западной Украины существует Греко-католическая (униатская) Церковь, неоднократно подвергавшаяся жесточайшим гонениям от российских и советских властей.

Что различает сегодня католическую и православную церкви, что бросается в глаза в первую очередь?
Православный крест над храмом имеет нижнюю косую перекладину.
Крестятся (совершают крестное знамение) православные тремя (староверы двумя) пальцами справа налево, католики ладонью слева направо.
Православные священники носят бороды, они женаты (лишь  архиереи, т.е. священнослужители высшей  степени церковной иерархии - епископы, архиепископы, митрополиты, экзархи и патриархи должны быть безбрачны). Всё католическое духовенство дает обет безбрачия (целибат).
В православных храмах звучит хоровое пение только без инструментального сопровождения, в католических можно услышать еще и орган.
В храмах звучат одни и те же молитвы, но на разных языках. Богослужение в православном храме идет на церковнославянском языке. У католиков на протяжении многих столетий богослужебным языком являлся латинский, и только на II Ватиканском Соборе (1962-1965 гг.) было принято постановление о проведении богослужений на национальных языках.
Одни и те же праздники происходят в разные дни. Переходящие праздники, или праздники пасхального цикла – Пасха (Воскресение Христово), Троица и другие – связаны с лунным календарем, их даты ежегодно рассчитываются по разным правилам, иногда совпадают. Непереходящие, или праздники рождественского цикла (Рождество, Крещение, Преображение, Рождество Богородицы и другие), связаны с солнечным календарем. Большинство христианских церквей используют Грегорианский календарь, давно ставший всемирным гражданским, в котором Рождество приурочено к 25-му декабря, последнему дню зимнего солнцестояния. На 13 дней позже Рождество, Новый год и другие непереходящие праздники празднуют 4 из 14 автокефальных православных церквей, включая Русскую Православную Церковь.
Все эти атрибуты, связанные с богослужением, очень важны для человека, входящего в храм. Как православные христиане любят свои храмы и своё привычное богослужение, так католики любят свои. Все они подчиняются канонам - предписаниям, относящиеся к церковному строю, к церковному управлению, к обязанностям церковной иерархии, священнослужителям и обязанностям каждого христианина, вытекающим из нравственных основ евангельского и апостольского учений.  Но ни один из этих признаков – ни в православии, ни в католичестве – не противоречит истине единой христианской веры, её догматам.
Месса у католиков аналогична литургии в православной церкви. И православная,  и  католическая  Церковь восходят к Апостольской Церкви, основанной после сошествия Св. Духа на апостолов. И в православии, и в католичестве сохраняется непрерывная апостольская преемственность. Основные догматы, вера в Святую Троицу, почитание Матери Божией и святых, таинства – одинаковы.
Семь католических и православных таинств
Крещение — погружение крещаемого в воду или обливание его водой, совершаемое над человеком в знак приобщения его к Церкви и очищающее от грехов;
Миропомазание — освящение человека путем смазывания его ароматической смесью (миро);
Евхаристия (причащение), при совершении которого верующие, согласно христианскому вероучению, приобщаются к Христу и тем самым освобождаются от грехов (в Православной церкви и миряне, и духовенство причащаются хлебом и вином, в католической: духовенство — хлебом и вином, миряне, как правило, лишь хлебом);
Исповедь (покаяние) — раскрытие верующим своих грехов священнику и получение прощения, «отпущения грехов», от имени Христа;
Брак (венчание) (в Католической церкви не подлежит расторжению);
Елеосвящение (соборование) больного (согласно православному учению, больному прощаются грехи, которые он забыл или не успел исповедать);
Священство (рукоположение) — посвящение в священнослужители, совершаемое епископом (сложилось в процессе образования сословия духовенства).

 Общие понятия о христианской нравственности в православии и в католичестве одни и те же. Поэтому можно надеяться, что когда-то взаимное непонимание и даже вражда уступят место союзу во имя общего дела.

Дальнейшее разделение
Православная церковь с самого начала, с Великой схизмы, не была едина, она состояла из четырех патриархатов - Константинопольского, Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского.
В настоящее время православными являются 14 автокефальных (самовозглавляемых) церквей. Автокефальная Церковь обладает правом решать свои внутренние проблемы самостоятельно, избирать епископов, включая патриарха, архиепископа и митрополита, возглавляющих Церковь. Хотя автокефальные Церкви действуют независимо, они пребывают в полном литургическом общении друг с другом.
9 автокефальных Церквей - патриархаты (Константинопольский, Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский, Русский, Сербский, Румынский, Болгарский и Грузинский), остальные Кипрская, Элладская, Албанская, Польская церкви, а также Православная Церковь Чешских земель и Православная Церковь в Америке возглавляются архиепископами или митрополитами.
Еще пять Православных Церквей являются независимыми в своей текущей деятельности, но канонически зависят от автокефальных Церквей. На практике это означает, что статус главы автономной Церкви подтверждает Священный Синод материнской автокефальной Церкви. Православные Церкви Финляндии и Эстонии зависят от Вселенского Патриархата, а Гора Синай - от Патриархата Иерусалимского. Кроме того, Московский патриархат даровал автономный статус Церквям Японии и Китая, хотя Вселенский Патриархат этого не признает. Патриарх Константинопольский имеет титул Вселенского Патриарха, он считается   «первым по чести», первым среди равных.
Русской Православной Церкви мы посвятим отдельную главу.

Протестантизм
Мы уже говорили о том, что перед Церковью стоят диалектически противоречивые задачи. С одной стороны, она должна распространять свое вероучение, нести свет христианства разным народам, обладающим разными культурами. С другой стороны, она должна тщательно следить, чтобы вера при этом не искажалась.  С одной стороны, она должна допускать, что у каждого человека складываются всё-таки собственные представления о Боге и собственные внешние проявления веры, т.е. естественные для него обряды. С другой стороны, она должна заботиться о единстве христианского мира как в признании всеми основных догматов, так и в соблюдении единых таинств и канонических формальных правил. С одной стороны, необходимо самоуправление, с другой стороны необходима централизация, властная вертикаль.
Вся первая половина второго тысячелетия в Европе – это борьба между духовной и государственной властью. Католическая церковь настаивала на том, что епископы не могут избираться местными собраниями и, тем более, назначаться императорами, королями и герцогами, а только самим Римским папой. Сами же императоры и короли могут избираться, могут наследовать власть, но власть их будет священна и авторитетна лишь после коронации церковью. Вместе с этим порядком в Европе осуществляется более широкий процесс: перехода от народного, по существу общинного, племенного права, основанного на обычае, здравом смысле и власти силы, к правовым системам (феодальное право, поместное, торговое, городское, королевское)  на основе силы законов. В создании правовых государств Европы католическая церковь внесла огромный вклад.
Римские папы получили руководство всем западноевропейским христианским миром, Римско-Католическая Церковь превратилась в своеобразную теократическую империю. Она создала к этому времени свои политические, финансовые и судебные органы, свою дипломатическую службу. Возникла церковная бюрократия, а бюрократия в централизованной монополистической системе всегда сопровождается злоупотреблениями, коррупцией, интригами, падением нравов. Происходило это на фоне борьбы с еретиками в ужасающих формах, таких как сожжение на кострах.
Недовольство копилось, оно зрело уже не только в политической сфере, но и в духовной. Кто является носителем веры – Церковь как организация или человек, исповедующий Святое Писание – этот вопрос стал главным в надвигавшейся внутрицерковной революции, получившей название Реформации.
31 октября 1517 г. немецкий монах Мартин Лютер прибил к дверям храма в г. Виттенберге лист бумаги, содержащий 95 тезисов, призывая тем самым, в соответствии с традицией местного университета, к их публичному обсуждению. Более всего тезисы касались индульгенций – воспитательной меры, связанной с покаянием.
Согласно учению Церкви, Господь прощает человеку грехи после его покаяния. Для свидетельства покаяния  существует таинство исповеди.  Кающийся называет вслух свои грехи и молитвенно просит у Господа прощения в присутствии одного священника, при этом свято соблюдается тайна исповеди. После исповеди  священник произносит разрешительную (совершительную) молитву об отпущении грехов, раскаявшийся допускается к причастию. Однако к тому же священник может наложить на него епитимью. Епитимья означает добровольное исполнение исповедавшимся, по назначению духовника, тех или иных дел благочестия (продолжительная молитва, милостыня, усиленный пост, паломничество и т.п.). В католической церкви существует акт освобождения от епитимии как от временного наказания в виде индульгенции. Во времена, предшествовавшие Реформации, в некоторых епархиях возникла и распространилась возможность применения денежного эквивалента епитимьи, своеобразный штраф за грехи.
Лютер, подтверждая допустимость и даже целесообразность индульгенций как одного из установившихся в Церкви методов духовного воспитания, категорически восстал против превращения их в способ обогащения церковной казны за счет духовного развращения прихожан, для которых сердечное покаяние заменялось при этом оплатой индульгенции.
День совершения Лютером этой акции стал считаться началом открытого реформационного движения в Церкви, которое зрело уже с XII и XIII столетий (движения катаров, вальденсов, альбигойцев и др., деятельность Джона Уиклифа, Яна Гуса, Джироламо Савонаролы).
Встретив непонимание и сопротивление со стороны клира, Лютер стал осознавать свое несогласие с церковной организацией и по более существенным вопросам. Преданность Богу являлась стержнем его мышления и деятельности. Он стал отделять свою любовь к Богу от верности Церкви. Он увидел отступления от евангельских принципов в молитвенном обращении к святым, в почитании внешних объектов: статуй, икон, мощей или других реликвий, мешающих цельности и непосредственности религиозных переживаний. Он призывал к очищению Церкви от накопившихся болезненных явлений, от  обрядоверия, от  суеверий, в сознании многих приобретающих даже догматическое значение, от мертвого и умерщвляющего традиционализма, от многочисленных наслоений в богословии, от всего, что мешает верующей, христианской душе общаться со своим Спасителем Богом в Его Святой Церкви. Отсюда характерная черта протестантизма: антииерархическая настроенность, обостренный антипапизм.
Идеи Лютера получили широкое распространение не только в Германии, но и в других странах.
Проникая в широкие массы, протестное движение неизбежно огрублялось, превращалось в  нападение на католицизм, к нему добавлялась национальная и политическая борьба. Лютер резко выступает против жестокостей, грабежа и насилия, неизбежно сопутствовавших войне, развязанной на почве классовых и сословных интересов, но это уже мало кого останавливало. Почти полтора века  в Европе бушевали революции, крестьянские восстания, войны под религиозными знаменами.
В итоге Реформации возник протестантизм - новое направление христианства, представляющее собой совокупность многочисленных и самостоятельных Церквей. Первоначальными формами протестантизма были  лютеранство, цвинглианство, кальвинизм, анабаптизм, англиканство. В дальнейшем возникает ряд иных течений — баптисты, адвентисты, методисты, квакеры, пятидесятники, Армия спасения и ряд других.
Протестантизм разделяет общехристианские представления о бытии Бога, его триединстве, о бессмертии души. Он признает христианский Символ веры. Из семи таинств признаются, как правило, два: крещение и причастие.
Писание провозглашено единственным источником вероучения. Библия переведена на национальные языки, её изучение и применение в собственной жизни стало важной задачей каждого верующего. Более поздние установления (Священное предание) либо не признаются, либо приняты с оговорками – насколько они соответствуют Писанию. Отсюда идут отказы от многих обычаев и атрибутов.
Протестантизм ориентирует христианское сознание на  поиск живого Бога, на личное богопознание  как путь к спасению. Отсюда идет высокая личная ответственность, характерная для многих протестантов.
Каждый христианин, будучи избранным и крещённым, получает «посвящение» на общение с Богом, право проповедовать и совершать богослужение без посредников (Церкви и духовенства). В протестантизме таким образом снимается догматическое различие между священником и мирянином, упрощается церковная иерархия. На практике священники и пасторы, как правило, проходят специальную подготовку и являются профессионалами.
Протестантские церкви и общины имеют тенденцию в свою очередь разделяться, дробиться. Порою это ведет к возникновению сект, потерявших «критическую массу» христианского вероучения и право называться христианскими, например, Свидетели Иеговы. Борьба с такими сектами путем разоблачения их нехристианской сущности (но не для государственных запретов) должна вестись, но только богословски образованными людьми, в противном случае страшным словами «секта» и «ересь» могут назвать и вполне добропорядочных  христиан иных христианских конфессий.

Римско-Католическая Церковь в результате Реформации и дальнейшего существования не разрушилась, однако подверглась существенным изменениям. Прежде всего, она пересмотрела свое отношение к власти вообще. Она отказалась от всякой административной власти над людьми, принадлежащими Церкви, оставив за собой лишь власть духовную. В той же степени она отделила себя и от государства. Она стала терпимее, более расположенной к диалогу. Она выработала социальную доктрину, внесла большой вклад в дело мира. Громадный авторитет Папы Римского во всем мире несомненен.
Проблема единства и разделения Церкви, о которой мы так много говорим, за две тысячи лет  не исчезла, лишь многократно меняла формы. Каждый прошедший век позволяет взглянуть на нее другими глазами. В ХХ веке произошли новые разделения, количество деноминаций увеличилось. Но одновременно произошло и распространение в мире христианских ценностей и норм нравственности. При этом стремление христиан к единству не ослабевает. Об этом говорит, в частности, появление экуменического движения.
Экуменизм (от греческого слова ойкумена - обитаемый мир, вселенная) — идеология всехристианского единства, в более узком и общепринятом значении — движение за лучшее взаимопонимание и сотрудничество христианских конфессий.
Преобладающая роль в создании движения принадлежит протестантским организациям, хотя впервые, в январе 1920 года, эту идею высказал местоблюститель патриаршего престола Константинополя митрополит Дорофей, предложивший основать «Общество Церквей» и, в качестве первого шага для сближения, принять «единый календарь для одновременного празднования главных христианских праздников». С 1948 года существует организация Всемирный Совет Церквей. ВСЦ объединяет более 347 православных, протестантских, англиканских и других церквей в более чем 110 странах, в которых проживает в общей сложности 560 млн христиан.
Русская Православная Церковь входит в  ВСЦ с 1961 года, в те годы РПЦ и ее представители во ВСЦ (прежде всего митрополит Ленинградский Никодим) прекрасно понимали, что их международная деятельность дает прекрасные возможности отстаивать интересы Церкви в СССР, где особенно в 60-е годы идеологическое давление коммунистического государства было чрезвычайно велико. По сути, тогда решалась судьба самой РПЦ и других религиозных организаций, стоявших перед лицом атеистического наступления. В настоящее время деятельность Московского патриархата в ВСЦ сведена к минимуму из-за внутренних противоречий: в православной среде существуют резко враждебные экуменизму взгляды, по которым  православным негоже общаться с еретиками. Однако есть и те, кто считает, что за протестантами тоже стоит истина, хотя и неполная.
Римско-Католическая Церковь, напротив, не будучи членом ВСЦ, тесно сотрудничает с Советом и направляет своих представителей на все крупные конференции ВСЦ, а также на заседания Центрального комитета и Генеральной ассамблеи, участвует в подготовке материалов для местных общин и приходов, используемых во время ежегодной недели Молитвы о христианском единстве.
Католический экуменизм не предполагает упразднения межконфессиональных различий путем приведения догматов всех церквей к единому компромиссному варианту — общему для всех христианскому учению. Такая трактовка экуменизма с точки зрения католичества неприемлема, так как католический экуменизм исходит из утверждения о том, что «вся полнота истины пребывает в Католической Церкви». Следовательно, что-то менять в своей догматике КЦ не может. С другой стороны — она признает, что «вне ее ограды (то есть в Церквах и церковных общинах, не состоящих в совершенном общении с Католической Церковью) также можно встретить множество крупиц святости и истины». Декрет об экуменизме подчеркивает особую близость к католичеству православных церквей, которые признаются истинными поместными Церквями с действительными таинствами и священством. Поэтому Католическая Церковь разрешает своей пастве прибегать к таинствам в православных церквях, если у них нет возможности сделать это в католической общине. Также и православные, при отсутствии возможности прибегнуть к таинствах в православных общинах, допускаются к ним в католических церквях.
Полную открытость в вопросах таинств проявляют протестантские церкви. Наиболее последовательно стоят на экуменических позициях лютеранская и англиканская церкви. Ряд приходов ввели систему open communion, согласно которой в таинствах может принимать участие любой крещеный христианин, признающий догмат Троицы. Англикане на своих службах молятся не только за лидеров англиканской Церкви, но и за папу Римского, православных патриархов и других христианских лидеров.
В настоящее время ВСЦ не ставит своей целью построение "сверх-Церкви" или стандартизацию стилей богослужения; скорее речь идет о более глубоком общении христианских Церквей и общин с тем, чтобы они могли увидеть друг в друге истинное воплощение "единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви".
2005

РЕЛИГИЯ, ИУДАИЗМ, ХРИСТИАНСТВО

Из книги
Георгий Трубников
Духовно-нравственная культура
+
обществознание
Конспект интегрированного курса

3. Духовная сфера общественной жизни

Что такое религия
Религия как социальный феномен есть массовое, организованное и авторитетное искание и осуществление контакта со сверхчувственной, Высшей Реальностью. (Архиепископ Михаил (Мудьюгин). Введение в основное богословие. Библейско-богословский институт. Москва, 1995).
Доказано, что религия имеет всеобщий характер. Как географы, так и археологи-антропологи не обнаружили ни одного народа, ни одного племени, не имевших каких-либо религиозных представлений. Уже тогда, когда свет разума впервые вспыхнул в человеке, он ощутил реальность некой высшей силы, пронизывающей мироздание, неподвластной зависимому от нее человеку.
Религиозный опыт накапливался у человечества постепенно, хотя внутренняя религиозная потребность была у человека всегда. Исторически первыми были политеистические религии (язычество). При всем их географическом и хронологическом многообразии можно выделить отдельные классы политеистических религий.
Анимизм, т.е воображаемое одушевление природных объектов и явлений, и тотемизм как развитая степень анимизма, когда некое животное становится тотемом, покровителем целого народа ими племени.
Фетишизм, т.е. почитание отдельных природных объектов (чаще всего небольших, транспортабельных), наделение их таинственной силой.
Идолопоклонство, т.е. почитание и обожение искусственно изготовленного идола. Как правило, объектом обожествления являлся не сам идол, а воображаемое более или менее духовное существо, но народные религиозные представления, всегда стремящиеся к конкретизации, чаще всего переносили свойства и способности отвлеченного божества на его изображение, на идола. Для наиболее примитивно мыслящих богом становился сам идол, с которым можно вступить в прямой контакт через секретные магические приемы, через колдовство.
Подобный утилитарный взгляд оставался господствующим в течение тысяч лет. Язычество характерно и для ныне существующих народов, отставших в своем развитии, мало того, пережитки язычества можно наблюдать и среди монотеистов. Религиозный прогресс связан с информационным обменом между народами, с расширением знаний о природе.
Рискуя вызвать гнев отдельных читателей, добавим, что так называемый атеизм или, как сейчас модно называть его «агностицизм» также является разновидностью язычества. Заявляя о том, что он доверяет лишь самому себе, своему разуму и совести, атеист лукавит. Невозможно определить направление мысли и чувства, ориентируясь лишь на себя, нужен хотя бы один внешний ориентир. Такими ориентирами неизбежно оказываются какие-то авторитеты, которым ты просто веришь. Люди, книги, наука. Но всё это и является кумирами, идолами.

Иудаизм
Принципиальным шагом в религиозном прогрессе явилось возникновение первой монотеистической религии – иудаизма. Ручеек единобожия, пробивавшийся через преграды язычества и магии, получил в израильской религии широкое русло и привел к созданию Завета - учения о существовании единого Бога. Всё, что вне Бога, есть Его творение, подчинено Его воле, и бытие этого «всего» (мира видимого и невидимого) обусловлено волей единого Бога.
«Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь один есть» (Втор 6:4) – таково основное положение иудаизма. «Как многочисленны дела твои, Господи! Всё сделал Ты премудро» (Пс 103:24). «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт 1:1) – в этих основополагающих высказываниях излагается представление иудаизма об отношении всякого небожественного бытия к Богу.
Великий пророк Моисей получил от Бога учение в Декалоге, десяти заповедях, которые были начертаны на двух каменных плитах.
Я Господь, Бог твой, да не будет у тебя других богов перед лицом Моим.
Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли, не поклоняйся им и не служи.
Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно.
Помни день субботний, чтобы святить его: шесть дней работай и делай всякие дела свои, а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему.
Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле.
Не убивай.
Не прелюбодействуй.
Не кради.
Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.
Не желай дома ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего.
Три первых заповеди, как мы видим, посвящены принципу единобожия. Четвертая устанавливает культовый обычай. Остальные заповеди – это нравственные нормы, следовать которым и до сих пор оказывается нелегко, не говоря о 14-м веке до н.э., когда жил Моисей. Десять заповедей стали основой Завета или Союза человека с высшим Началом, пребывающим над Вселенной.
Нравственные нормы Завета формулируются в категоричной форме запретов на те или иные деяния человека, они носят характер закона, именно поэтому они часто и называются Законом.

О Библии
Священное Писание, или Библия - собрание священных текстов христиан, состоящее из Ветхого и Нового Завета. Ветхий Завет (Танах) является также священным текстом для иудеев.
Величайшая книга всех времен записывалась в течение 1600 лет, начиная со скрижалей десяти заповедей. Ветхий Завет состоит из трех частей: Учение (Тора), Пророки и Писания.
«Учение» (Тора) — содержит Пятикнижие Моисея: Бытие, Исход, Левит, Числа, и Второзаконие.
 Книга Бытия открывается картиной сотворения мира. Если принять во внимание, что писались эти строки всё-таки просто людьми, имевшими лишь самые начальные представления о географии, астрономии, физике и биологии, что в их языке отсутствовали термины, описывающие ныне известные нам явления,  если сообразить, что один день Бога может составлять и миллионы человеческих лет, и если просто не придираться, не цепляться за детали, то поражаешься, насколько близка описанная последовательность современным представлениям.
День первый – это Большой врыв, разделение энергии, материи и пространства, расширение вселенной.
День второй – действие гравитации, концентрация и «слипание» галактик, солнечных систем и планет, остывание планет.
День третий – образование воды на поверхности Земли, зарождение жизни, создание многообразных видов растений.
День четвертый – внесение специальной регулярности в строение солнечной системы (круговые орбиты планет, размер и орбита Луны). Человеческая логика подсказывает нам, что день третий и день четвертый следовало бы поменять местами, ибо жизнь возможна только на планете со строго круговой орбитой, но подождем исправлять Священное писание, пока мы не дали  научного описания механизма образования круговых планет.
День пятый – появление животных, включая пресмыкающихся и птиц.
День шестой – появление млекопитающих. И в этот же день – сотворение человека.
Что означает «по своему образу и подобию»? Наивное мышление подсказывает нам, что у Бога тоже есть голова, руки, и т.д. Но это абсурд. Бога никогда никто не видел и не может увидеть. Человек подобен Богу тем,  чем он отличается от животных. У животных есть свои языки общения, есть мышление, но у них нет одного: дара творчества, умения вообразить, замыслить и затем сотворить нечто ранее не виденное.
Из миража, из ничего,
Из сумасбродства моего -
Вдруг возникает чей то лик
И обретает цвет и звук,
И плоть, и страсть!
И всё же сказано «подобен», но не «равен». Горе тому, кто вообразит, что он равен Богу. Этой вероучительной истине посвящена третья глава книги Бытия – истории грехопадения человека, которую стоит перечитывать, постигая и уточняя ее смысл.
Грех Адама состоял именно в непослушании, в противопоставлении себя Богу, в желании стать равным Богу. Соблазн человека, начиная с Адама, состоит в отождествлении ощущаемой абсолютной свободы со свободой от Бога. Ему кажется, что способность к творчеству, которой он наделен, предполагает прежде всего именно свободу. И это так. Ты свободен мыслить и совершать поступки, освобождаться от предрассудков и стереотипов. Тебе дано распоряжаться на Земле. Но не забывай, что и Земля и ты сам сотворены Богом, Чей замысел ты еще не постиг, всегда соотноси свои деяния, свое творчество по крайней мере с запретами, которые установил Отец.
Адаму был дан один-единственный запрет, один Закон – не есть плоды с одного из многих деревьев. Запрет простейший, сугубо педагогический, суровый, под страхом смерти, хотя на самом деле плоды не привели к непосредственной смерти. Адам повел себя как ребенок, да еще стал сваливать свою вину на Еву. Младенческий возраст человечества. Да, это сказка, но самая мудрая из сказок. Не ложь, а упрощенная история. А может быть, именно так Адам рассказал детям  о своем пребывании в раю, о своей непростительной ошибке.
К Библии нужно относиться по крайней мере с почтением. Нужно сознавать, что именно эту книгу читали наши предки, наши предшественники, великие люди, двигавшие человечество от дикости к цивилизации. Никчемное занятие – выискивать в Библии логические противоречия, фактические ошибки, чем с упоением занимались большевистские агитаторы. К Библии нужно обращаться  в первую очередь как к первоисточнику (верующему – как к Первоисточнику), поскольку вся наша культура пронизана библейскими понятиями. Не иметь в доме Библию – просто неприлично для культурной семьи.
Надо сказать, что осилить, прочесть самому подряд весь Ветхий Завет современному светскому человеку очень нелегко, и, наверное,  далеко не каждому это необходимо. Лучше для начала время от времени обращаться к его отдельным главам, когда в иных книгах встречаются ссылки на библейские тексты.    В своей значительной части Ветхий Завет – это история еврейского народа, описание трудного и сурового пути, которым он шел, неся с собой единобожие. Отдельные главы, такие как, например, Псалтирь (песни царя Давида), Книга Екклесиаста, или Проповедника и Песнь песней Соломона, имеют собственную высочайшую и непреходящую ценность.
Многие, включая священников,  рекомендуют знакомство с Библией начать с Нового Завета.


Христианство
Вторая часть христианской Библии — Новый Завет, собрание из 27 христианских книг (включающее 4  Евангелия,  деяния Апостолов, послания Апостолов и книгу Откровение Иоанна Богослова (Апокалипсис)). Все они написаны в I в. н. э. и дошли до нас на  древнегреческом языке. Эта часть Библии наиболее важна для христианства, в то время как иудаизм боговдохновенной её не считает.
Новый Завет состоит из книг, принадлежащих восьми боговдохновенным писателям: Матфею, Марку, Луке, Иоанну, Петру, Павлу, Иакову и Иуде (не Искариоту).
Первые четверо написали (надиктовали) четыре Евангелия. Буквально это слово означает Благая весть, но одновременно это четыре описания жизни и смерти Иисуса Христа, рожденного земной женщиной, но называвшего Бога Отцом, творившего чудеса, проповедовавшего новые и непонятные большинству идеи, казненного и воскресшего так, как было предсказано в ветхозаветных писаниях.
Остальные книги рассказывают о том, как  ученики Иисуса всю свою оставшуюся жизнь проповедовали Его учение, формируя христианство как религию.
Они говорили о воскресшем Христе как о Сыне Божьем, как о Богочеловеке, они говорили о Боговоплощении. Для ортодоксальных иудеев это было ересью, покушением на главный принцип иудаизма – на единобожие. Как объяснить людям, что христианство не порывает с монотеизмом, что вера христианина побуждает к постижению великой тайны Богочеловечества, что Бог явился среди людей для их спасения – эта задача стояла и стоит перед христианами уже две тысячи лет.
В течение нескольких веков преемниками апостолов-первохристиан на основе Библии вырабатывался Символ веры – краткое изложение христианского вероучения.
Верую в единого Бога Отца, Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого.
И в единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единородного, рожденного от Отца прежде всех веков:
Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, несотворенного, единосущного с Отцом, Им же все сотворено.
Ради нас, людей и ради нашего спасения сошедшего с небес и воплотившегося от Святого Духа и Марии Девы, и ставшего человеком.
Распятого за нас при Понтийском Пилате, и страдавшего, и погребенного.
И воскресшего в третий день, согласно писаниям.
И восшедшего на небеса, и сидящего справа от Отца. И снова грядущего со славою, чтобы судить живых и мертвых, Его же Царству не будет конца.
И в Духа Святого, Господа, животворящего,  от Отца исходящего, наравне с Отцом и Сыном преклоняемого и прославляемого, говорившего через пророков.
В единую, святую, соборную и апостольскую Церковь.
Исповедую единое крещение как прощение грехов.
Ожидаю воскресения мертвых
и жизни будущего века.   Аминь.

Понятия Троицы Единосущной, раскрытого в Символе веры, нет ни в одной другой религии. Это восхитительная, воистину неземная идея. Являясь камнем преткновения для любого страждущего истины человека, она в то же время неизменно ведет мысль вперед.
Бог один, но Он имеет три ипостаси. Бог-Отец – создатель всего видимого и невидимого, сущность и масштабы Коего непостижимы для человека. Бог-Сын, живший среди людей 2000 лет назад, своим подвигом указавший путь человечеству. Бог - Святой Дух, присутствие Которого мы ощущаем в самые важные моменты своей жизни.
Символ веры является догматом. Догмат - это положение веры, принятое за откровенную истину. Подобно аксиоме в математике и постулату в физике, он не может быть доказан и принимается как основа в вероучении конкретной религии. Сознательный отход от догмата (полное неприятие или иная трактовка) называется ересью и часто приводит к религиозным конфликтам. Именно по тому, признаёт ли человек Символ веры, можно судить, является ли он христианином.

Что показалось недостаточным первым христианам в иудаизме? Иудаизм основан на Законе, на страхе перед карающим Богом. Но вдруг находится смельчак, рискнувший нарушить закон, совершить преступление так, что никто об этом не узнает, никто не сможет уличить. И камнями тебя никто не побивает, ты остаешься в живых, кара небесная на земле тебя не преследует. Да если тебя и уличат в поступке – ты всегда сможешь доказать, что не нарушал закон. Как подробно бы не перечислял закон всё, что запрещено делать, в нем всегда можно найти прореху. И решать твою судьбу будут конкретные люди, а так ли они все богобоязненны? Одним словом – законы написаны для других, но не для меня. Так в человеческой душе совершается грехопадение. Греховность заразна, она распространяется подобно эпидемии. О падении нравов в народе говорили пророки Израиля, они предсказывали приход Мессии (Царя, Спасителя, Христа).  Можно сказать, что рождение новой религиозной идеи внутри иудаизма было исторически предопределено.

Любовь – источник христианской нравственности
Главное, что дало миру христианство – это невиданную до того времени нравственность. Вот  лишь одно место из Нагорной проповеди Иисуса Христа.
«Вы слышали, что сказано: “Люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего”.
А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь на обижающих вас и гонящих вас». (Мф 5:43-44)
Любовь – это состояние души. Христос призывает человека настроить душу на любовь. Конечно, это не немедленное братание всех со всеми, это направление движения души, вектор ее совершенствования.
Братство  людей,  сынов Божиих, и все моральные  последствия, которые отсюда
проистекают, выведены Иисусом  с  необыкновенно  тонким  чутьем. Иисус  был очень мало  склонен к последовательным рассуждениям,  излагал  учение в  выразительной форме,  в  кратких афоризмах,   иногда  загадочных  и  странных.  Некоторые  из этих
правил взяты из  книг Ветхого Завета. Иисус принял почти целиком это  учение, но вдохнул в него высшую идею. Обыкновенно он  заходил  еще дальше  в  обязанностях, намеченных Законом  и  древними;  Он  стремился  к совершенству.   В  этом первоначальном   учении его  были   зародыши  всех добродетелей: смирения, всепрощения, милосердия, самоотречения, строгости по отношению к  самому себе,  -  добродетелей,  которые  были с полным  правом названы христианскими, а ныне именуются высшими общечеловеческими ценностями.
В  отношении  справедливости  Он  ограничивался  повторением
общераспространенного изречения: «Итак, во всем,  как  хотите, чтобы с  вами поступали люди, так поступайте и вы с ними».  Но эта старая, все  еще довольно эгоистичная истина,  его не  удовлетворяла. Он доходил  до крайностей:
«Но  кто ударит тебя  в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто
захочет  судиться  с тобой и  взять  у  тебя  рубашку,  отдай  ему и верхнюю
одежду
». (Мф 5:39)
«Если  же  правый  глаз  твой  соблазняет тебя,  вырви его и  брось  от
себя
».  (Мф 5:29)
«Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете» (Лк 6:37) 
 «Кто возвышает  себя,  тот  унижен  будет,  а  кто  унижает  себя,  тот
возвысится
». (Мф 23:12)
Это Иисус говорит по  поводу  милостыни, благочестия,  добрых дел,  кротости,  миролюбия, полного сердечного  бескорыстия. Он умеет  давать   своей   проповеди  такой яркий характер, что давно известные истины кажутся Его современникам чем-то новым.
Мораль слагается не из принципов, более или менее удачно выраженных.  Поэзия
поучения, внушающая к  нему любовь, имеет гораздо больше значения, чем самое
поучение,  взятое  как  отвлеченная  истина.  Принципы, заимствованные  Иисусом у Его  предтечей, производят  в Евангелии совсем другое впечатление,  нежели  в древнем  Законе или в Талмуде. Евангельская  мораль, как ни мало было в ней оригинального, в  том смысле, что ее можно было бы всю целиком составить из более древних нравственных начал, тем не менее  остается высшим продуктом творчества человеческого духа, лучшим из кодексов совершенной жизни, какие когда-либо были составлены моралистами.
Иисус никогда не  проповедовал против  Моисеева закона, но понимал  его  недостаточность  и  давал  это  понять.  Он постоянно повторял,   что нужно   делать больше   того,    чему   учили   древние ученые.  Он запрещал  всякое жесткое  слово, запрещал развод и  всякие  клятвы,  порицал месть, осуждал ростовщичество,  вожделение считал столь же преступным, как и прелюбодеяние. Он требовал прощения  обид. И мотивы,  на  которых  он  основывал  эти правила,  были  всегда  одни  и те  же:  «...да  будете  сынами  Отца вашего Небесного,  ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми... Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И  если  вы  приветствуете  только братьев ваших,  что особенного делаете? Не так же  ли поступают и язычники?  Итак,  будьте совершенны,  как совершенен Отец ваш Небесный» (Мф 5:45-48).
Результатом  этих  принципов явился чистый культ,  религия без жрецов и
внешних  обрядностей,  основанная  исключительно  на сердечном  чувстве,  на
подражании  Богу,  на  непосредственном  единении  совести с Отцом Небесным.  Зачем нужны  посредники между человеком  и его Отцом? Бог смотрит только  в сердце человека,  для  чего  же все  эти очищения, обряды, касающиеся исключительно тела? Лицемерие фарисеев, которые  на молитве  оборачивались, чтобы  убедиться,  смотрят ли  на  них,  оказывавших милостыню с  шумом  и отмечавших свои  одежды особыми значками, по которым в них узнавали бы благочестивых людей, все  эти кривлянья фальшивой набожности возмущали его.  «Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: Они уже получают награду свою.  У тебя же, когда творишь  милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что творит правая, чтобы милостыня твоя была втайне, и  Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. И когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в  синагогах  и на  углах улиц,  останавливаясь, молиться,  чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают  награду свою. Ты же, когда молишься, войди в  комнату твою, и, затворив дверь твою, помолись  Отцу твоему, который втайне;  и Отец твой,  видящий тайное,  воздаст тебе явно. А молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своем  будут услышаны. Не  уподобляйтесь им;  ибо знает Отец ваш,  в  чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него». (Мф 6: 2-8)
Он не признавал никаких внешних признаков  аскетизма  и довольствовался
молитвой  или,  скорее,   созерцанием   на  горах  и  в  уединенных  местах, где человек всегда искал Бога. Это высшее познание отношений человека к Богу, которое и после Иисуса было доступно  лишь немногим  душам, заключалось в молитве, которой Он  научил  своих учеников:
«Отче наш, сущий на небесах!  да святится имя Твое; да приидет Царствие
Твое; да будет воля Твоя и на земле,  как на небе; хлеб наш насущный дай нам
на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не
введи  нас в  искушение,  но  избавь  нас от  лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь
». (Мф 6:13) Он особенно настаивал на том, что Отец Небесный знает лучше нас, что нам нужно, и   что  мы   чуть ли  ни   оскорбляем  Его,  когда  просим  у  Него  чего-либо определенного в виде явленного чуда.
В области  нравственности,  как и  в  искусстве,  то, что  говорится, не имеет
особого значения; важно только то, как это делается; в  этом всё. Идея, скрытая в картинах Рафаэля, стоит не  много,  все дело в самой картине.  Так  же и в морали,  истина  получает некоторую  ценность только тогда, когда  она  произрастает в области чувства, а всю свою цену она приобретает только когда осуществляется в мире. Иисус не только прочувствовал добро, но своей кровью дал ему восторжествовать. С этой точки зрения Иисусу нет  равного; слава Его вполне  Ему принадлежит и будет вечно обновляться.

Грехи наши тяжкие
Итак, в основе христианской нравственности лежит любовь как путь к совершенству человеческой души. На этом пути преградой являются человеческие недостатки, пороки, грехи.
Церковь называет семь смертных грехов, т.е. пороков, препятствующих бессмертию души.
Гордыня (высокомерие, гордость)
Зависть
Чревоугодие (обжорство)
Блуд (похоть)
Гнев (злоба)
Алчность (жадность, сребролюбие)
Уныние (отчаяние)
Заметим себе, что все эти грехи тесно связаны с инстинктами. Не только с самыми основными – пищевым, половым, самосохранения, но и более сложными – сохранения рода, доминирования.  Это означает, с одной стороны, что греховность заложена в каждом человеке от рождения, вместе с инстинктами, в области чувств, а не абстрактного мышления, поэтому борьба с грехом всегда непроста. С другой стороны, эта борьба и не безнадежна.  Людской опыт показывает, что человек меняется в течение жизни. Если ему встречаются в жизни добрые люди, если он будет с них брать пример, учиться у них, то это поможет ему выявить в себе пороки, назвать их и начать успешно преодолевать. Ведь речь идет не о том, чтобы истязать себя голодом или обречь себя на безбрачие, а лишь об излишней нацеленности на удовлетворении инстинктов. Важно еще, чтобы понимание человеческой греховности было обращено прежде всего в себя, в потемки своей души, а не на других людей. «Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Лк. 6, 42).
В основе каждого греха лежит нелюбовь, ненависть. Борьба с грехом – это уменьшение в душе ненависти и увеличение доли любви в ней. «Настроить сердце на любовь» –  лучше так сказать и почувствовать, чем «бороться с ненавистью».
Возьмем к примеру такой грех как зависть. Твоему знакомому повезло. Что-то он такое сделал, за что пришли к нему известность и богатство. Если ты этого человека любил и раньше, то ты только порадуешься его успеху, постараешься жить так, чтобы и тебе повезло. Ты даже скажешь ему: «Завидую тебе белой завистью». Однако, если ты почувствуешь, что каждый успех соседа  вызывает у тебя досаду, если его богатство и слава кажутся тебе незаслуженными, то задумайся: это тревожный симптом. Это в тебе зреет зависть. Это страсть, которую надо остановить, иначе она тебя погубит. Пушкин показал нам, как это бывает, в гениальной маленькой трагедии «Моцарт и Сальери». Служитель муз, талантливый музыкант дошел до убийства, не справившись с завистью. Перечитывая этот литературный шедевр, вдруг обращаешь внимание на то, что главный диагноз, главную беду героя автор обозначает в первых же строках.
Все говорят: нет правды на земле.
Но правды нет — и выше.
Для меня так это ясно, как простая гамма.
Ведь это в сущности богоборчество. Сальери утратил веру в Бога. Или и не имел её. Вот смысл его грехопадения.
С грехами, шевелящими душу, человек может справиться только сам. Однако помощники не помешают. Прежде всего, о грехах всё-таки стоит сказать вслух. Так уж устроен человек: сказать вслух – это уже первая победа над собой. Но только доверенному лицу, публичного покаяния от тебя никто не может требовать, ведь ты еще не совершал преступления. В христианской церкви для этого существует таинство покаяния, причем тайна исповеди гарантируется, нарушение тайны является тягчайшим преступлением. Священник, принимающий исповедь, является лишь свидетелем покаяния, обращенного к Богу. Однако большинство священников являются и хорошими психологами, и разговор с ним бывает очень полезен. В новые времена появились и профессиональные светские психологи, обращение к ним при душевном расстройстве также бывает эффективно, в особенности если психолог к тому же и верит в Бога.

Заканчивая разговор о грехах, скажем еще о  двух нравственных проблемах, которые Иисус впрямую не назвал, но отношение Его к которым абсолютно ясно вытекает из учения. Обе проблемы связаны с человеческой греховностью, обе часто являются причиной вражды в широких масштабах. Это проблемы мести и ксенофобии.

Месть – это вредящие действия, произведённые из побуждения наказать за реальную или мнимую несправедливость, причинённую ранее. Отомстить – это не самозащита, ибо непосредственной опасности уже нет. Отомстить - значит затаить и подогревать в себе злобу, держать наготове вспышку гнева.
Готовность к мести греховна по своей сути.  Христос в Нагорной проповеди осудил месть, дав понять, что норма «око за око, зуб за зуб» не действительна для обновленного Евангелием мира. Он не приемлет месть потому, что она основана не на справедливости, а на чувстве гнева и таит в себе дух ненависти, агрессии, непримиримости и злобы. К тому же месть по существу есть самосуд, который также категорически отрицается христианством.
В некоторых архаических культурах месть является нормой и благородным делом (кровная месть). В нашем веке это стало глобальной проблемой в виде терроризма. Ведь каждому террористу кто-то внушил, что он должен отомстить – либо за своих  родственников,  либо за весь свой народ. Всё чаще террорист одновременно уничтожает и себя, что говорит о необычайно сильном психологическом воздействии, которое он получил. Напрашивается вывод о религиозном факторе, который здесь, скорее всего, присутствует.
Вопрос о мести встает еще в одной важной проблеме. Развитые страны всё настойчивей ставят вопрос о повсеместной отмене смертной казни, эти усилия встречают сопротивление во многих странах. Требуется еще и еще раз осмыслить сущность осуждения преступника. Государство, наказывая, не мстит. Оно, во-первых,  публично подтверждает неотвратимость наказания за нарушение закона в качестве предупреждения потенциальным преступникам. Во-вторых – оно во многих случаях  изолирует преступника от общества, если выявлена потенциальная опасность совершения им нового преступления. Но при этом вовсе не обязательно лишать его жизни, нужно помнить об одной из первых заповедей: «Не убивай». Теми, кто требует казнить преступника, движет то же самое стремление отомстить. Тому, кто ратует за смертную казнь, следует задать себе простой вопрос: «А я согласен стать палачом?»
Под ксенофобией мы понимаем нетерпимость к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному, восприятие чужого как непонятного, непостижимого, а поэтому опасного и враждебного. Полезно вспомнить, что это слово образовано переводом с греческого двух слов – «чужой» и «страх». Страх – естественное чувство, сам по себе он грехом не является, но может породить гнев, а за ним и ненависть, а вот это уже грех. Другой путь преодоления страха – привыкание к чужому, если от него не исходит опасность. Даже животные обладают этой способностью, тем более человек. Здесь многое зависит от того, как ведут себя окружающие, старшие.  При неблагоприятных обстоятельствах чувство неприязни ко всему чужому, незнакомому может стать постоянным, перерасти в черту характера человека.
Воздвигнутая в ранг мировоззрения, ксенофобия может стать причиной вражды по принципу национального, религиозного или социального деления. Об этом мы будем говорить подробно, а сейчас важно договориться, что ксенофобия как человеческое чувство греховно и христианской моралью осуждается.
Весь учебник: http://gtrubnikov.ru/dnc_soc.htm
2005

Бог есть - глава из учебника

Из книги
Георгий Трубников
Духовно-нравственная культура
+
обществознание
Конспект интегрированного курса

2. Главный вопрос
Есть ли Бог?
В безбожной стране проще всего стать безбожником, «быть как все». Но каждый мыслящий человек рано или поздно задает себе вопрос – ЕСТЬ ЛИ БОГ?
Господствующее атеистическое (материалистическое) мировоззрение полагает очевидным, что Бога нет. Материя первична, она была всегда, вселенная бесконечна, всё, что мы наблюдаем, есть результат цепочки СЛУЧАЙНОСТЕЙ. Случайно образовалась наша солнечная система, случайно в ней образовалась наша удивительная планета Земля, случайно на ней возникла жизнь, случайно появились миллионы видов растений и животных, случайно среди обезьян появилось мыслящее существо человек.
Теистическое (религиозное) мировоззрение полагает очевидным, что В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО. Другими словами, существует недоступная нашим чувствам мыслящая субстанция, мысль, предшествующая творению, всемогущий Бог, создавший Вселенную, Землю, жизнь на ней, всё разнообразие живых существ и человека, дал человеку дар собственного творчества.
 Атеисты требуют от теистов прямых доказательств существования Бога. На взгляд теистов, наука ХХ века, произведя величайшие открытия, предъявила человечеству убедительнейшие свидетельства. Рассмотрим факты, задавая себе вопрос: случайность или умысел? Да или нет? Третьего не дано.

Физика. Происхождение вселенной.
Вселенная расширяется. Ученые установили, что все наблюдаемые галактики удаляются от нас, причем те из них, которые находятся дальше, удаляются с большей скоростью. Если мысленно проиграть эту ситуацию наоборот, назад во времени, то получается, что галактики образовались в результате «большого взрыва», который произошел в некой точке в некий момент. По современным представлениям, наблюдаемая нами сейчас Вселенная возникла 13,73 ± 0,12 млрд.  лет назад из некоторого начального «сингулярного» (точечного) состояния с температурой примерно 1032 K и плотностью около 1093 г/см3 . С тех пор она непрерывно расширяется и охлаждается. Учёные полушутя-полусерьёзно называют космологическую сингулярность «рождением» (или «сотворением») Вселенной.
Какая сила смогла создать источник этого взрыва, как произошло накопление такой энергии, совершенно не укладывающееся в известные нам законы природы? Ведь чтобы взорвать пакет с тротилом или атомную бомбу, нужно сначала сотворить взрывчатку (а это непростая работа), сунуть в нее запал, а потом нажать кнопку взрывателя. Представить себе Сапера, произведшего Большой взрыв, атеистическому воображению нелегко.
Выдающийся физик, академик, трижды Герой социалистического труда Я.Б. Зельдович был приглашён в составе группы из десятка выдающихся физиков в Ватикан на встречу с папой Иоанном Павлом II. Зельдович подарил Папе свой двухтомник о происхождении Вселенной и сказал: "Когда я был молод, я думал, что наука сможет всё объяснить без привлечения Бога. Теперь я в этом уже не так уверен".
Отметим, что научный факт образования в определенный момент Вселенной нанес смертельный удар по  материалистическому постулату о ее бесконечности.
Итак, был взрыв, а после него – разлет, охлаждение, распад, случайные комбинации галактик, солнечных систем, планет.
О случайности следует сказать особо. Если вероятность события (а эта величина поддается расчету или оценке) составляет ничтожно малую величину, мы делаем из этого практические выводы. Если кто-то на твоих глазах десять раз подряд не глядя извлекает из колоды карт, скажем, даму пик, у тебя нет сомнений, что это не «случай», а ловкость рук. Однако, глядя на мироздание, мы почему-то пожимаем плечами, когда обнаруживаем еще более невероятные «случайности».
Луна, единственный спутник Земли, постоянно обращена к нам одной стороной. По законам механики это означает, что период вращения Луны вдоль своей оси СЛУЧАЙНО совпадает с периодом совсем другого процесса: вращения Луны вокруг Земли. Далее: Солнце и Луна видятся нам как одинаковые по величине. Особенно ясно это видно во время солнечных затмений, которые СЛУЧАЙНО наблюдаются весьма часто. Это означает, что орбиты Земли и Луны как спутников СЛУЧАЙНО находятся в таком соотношении, что сферические углы нашего взгляда на них совпадают. Вероятность возникновения таких случайностей ничтожна, но она еще уменьшается, если учесть, что речь идет о планете Земля, на которой СЛУЧАЙНО возникли существа, способные задуматься над этими явлениями. И этим существам время от времени в головы приходит простая мысль: «А может быть, Луну кто-то СОЗНАТЕЛЬНО так здорово подвесил? Чтобы люди почаще задумывались».
Круговые орбиты планет солнечной системы, если считать,  что они подчиняются законам Кеплера и Ньютона, являются неустойчивыми. При любом возмущении (например, при столкновении с крупным блуждающим небесным телом) орбита Земли должна стать эллиптической (что сделало бы невозможной жизнь на Земле). СЛУЧАЙНО орбита не может стать круговой. В космонавтике это хорошо знают и для получения круговой орбиты  используют СОЗНАТЕЛЬНУЮ целенаправленную корректировку.
В происхождении вселенной много и других необъяснимых явлений. Например, как из ионизованной плазмы СЛУЧАЙНО образовались ядра тяжелых химических элементов, которые в природном состоянии, как известно, непрерывно распадаются? Физики получают небольшие количества трансурановых элементов, но это требует  СОЗНАТЕЛЬНЫХ, творческих действий.
Простая логика подсказывает, что невероятное сочетание случайностей никак не может быть фундаментом бесконечно сложной, глубоко продуманной конструкции Вселенной.

Генетика. Происхождение видов.
Напомним, что вид – это группа особей, способная к взаимному скрещиванию, дающему в ряду поколений плодовитое потомство.
Атеисты (материалисты) утверждают, что виды иногда, при определенных внешних условиях, всё-таки могут происходить друг от друга. Когда-то на Земле СЛУЧАЙНО возникли простейшие одноклеточные живые существа. Из одноклеточных СЛУЧАЙНО произошли многоклеточные, губки и кишечнополостные, черви, из червей рыбы, из рыб амфибии, далее рептилии, затем  птицы и млекопитающие. Одновременно на других ветвях древа эволюции произошли и другие разнообразнейшие виды, в частности, насекомые.
Происхождение каждого вида, согласно гипотезе эволюции, было случайно, тем не менее, процесс увеличения количества видов шел неотвратимо.
Одновременно шел и идет процесс уменьшения количества видов, – с этим согласны все, - исчезновение видов наблюдается постоянно. Это как простейшая задача про бассейн, где из одной трубы вода втекает, из другой вытекает. Остается только выяснить, в пользу какого из процессов складывается конкуренция.
Всего существует от 1, 7 до 14 миллионов биологических видов. Каждую неделю исчезают  виды (цифры здесь называются самые разные, в том числе и пугающие). НИ ОДНОГО нового вида за то время, пока идут исследования, не возникло. Селекционеры безуспешно пытались скрестить особи разных видов бактерий, причем для усиления изменчивости применялись различные искусственные условия, включая излучения, могущие вызвать мутации.  Сменилось огромное число поколений бактерий, что эквивалентно миллионам лет для животных высших форм, но новых видов не получено. В бассейне засорилась входная труба?
Каков механизм, который предлагают сторонники эволюции для образования новых видов? Ответ: мутации – внезапные, естественные или вызванные искусственно наследственные изменения генетического материала, приводящие к изменению тех или иных признаков организма.
Молекулярная биология XX века открыла дискретность генетической структуры живых организмов. Дискретность, прерывистость – это когда явления характеризуется рядами целых чисел, таблицами, матрицами. Самая грубая, давно уже известная дискретность в биологии - строгий набор хромосом, пространственно разделенных в ядре клетки. У человека 46 хромосом, у шимпанзе 48, у кролика 44, а у курицы 78. Сразу становится ясным, почему эти виды в принципе не могут скрещиваться. Сами хромосомы тоже дискретны, они состоят из цепочек ДНК. Под генетическим материалом нужно понимать генно-хромосомный набор – геном – несущий в себе наследственную информацию о всех признаках, присущих данной биологической особи. Часть генного набора отвечает за принадлежность к виду.
Для слияния половых клеток необходимо, чтобы видоопределяющие совокупности генов были одинаковы, абсолютно точно совпадали. Следовательно, если мы надеемся получить новый вид, то мужская и женская половые клетки должны иметь одинаковые изменения. Представим себе, что каждый ген – это определенная игральная карта.  Если карт в двух колодах одинаковое количество и каждая карта расположена напротив точно такой же в другой колоде, то получается стандартная половая клетка. Если карт в одной колоде больше, чем в другой, колоды не складываются, оплодотворение произойти не может. Но если в обеих колодах изъять только одну, но определенную карту, скажем, даму пик,  то колоды сложатся, и получится совершенно новая колода, новый вид, мутант. Теперь еще нужно не забыть создать хотя бы еще одного такого же мутанта, чтобы они нашли друг друга, когда достигнут половой зрелости.
Мутации в природе возникают под влиянием излучений, например в результате бомбардировки космическими частицами, носящими чисто СЛУЧАЙНЫЙ характер. Чтобы смоделировать этот процесс в нашем игровом случае, мы должны, например, стрелять по нашим картам дробью. Наклеим наши колоды на стенку тира и начнем стрельбу, добиваясь, чтобы в двух дам пик в результате попало по дробинке, а остальные карты в этих колодах остались неповрежденными. Вероятность этого события ничтожна (по некоторым оценкам – десять в минус пятидесятой степени). Миллионов лет не хватит, чтобы оно произошло. Входной трубы в бассейне нет. Кем был наполнен бассейн?
Всё разнообразие существующих геномов было СОЗДАНО, а не появилось СЛУЧАЙНО.
Кроме этих двух открытий следует сказать и о том, чего наука при всем старании не смогла сделать. Она не смогла подтвердить какую-либо вероятность случайного возникновения жизни на Земле. Она не сумела искусственно синтезировать белки. А в середине прошедшего века пропаганда утверждала, что это вот-вот произойдет.
Ни образование вселенной, ни устройство солнечной системы, ни появление жизни на Земле, ни накопление множества видов растений и животных не произошли СЛУЧАЙНО. Это уже не предположение, а научный факт.

Бог есть.
 Чем глубже наука постигает законы природы, тем чаще образованные люди приходят к выводу о беспомощности материализма и о наличии Сверхчувственной Субстанции, Актуальной Бесконечности, бесконечно мудрого Слова, Творца.
Отвергнув материализм и став, таким образом, идеалистом или, если хотите, теистом - становится ли человек обязательно верующим в общепринятом значении этого слова? Нет, вовсе не обязательно. Он может рассуждать так: «Действительно, в начале была идея. Но, сотворив материю и жизнь, эта идея перестала, что называется, интересоваться дальнейшим».
Однако Бог делал все последовательно: вначале создал вселенную, затем жизнь по крайней мере на одной из планет, затем растения и животных, притом огромное количество видов. Виды Он создавал последовательно, начиная с простейших до приматов (эту последовательность открыл Ламарк и поддержал Дарвин).  Всё это   требовало «Его личного участия». Наконец, Он создал человека, и наделил его, в отличие от обезьян,  даром творчества. Так что Бог следит за развитием Его творения, вмешивается в него. Так рассуждающий человек, верящий в единого Бога – монотеист, в отличие от язычника, политеиста.
На этой развилке духовного пути человека подстерегает соблазн не присоединяться к какой-либо религии, идти своим путем, понимать Бога по-своему. За этим может стоять боязнь подвергнуть свою веру гласному испытанию, взять на себя ответственность перед людьми. Но это может быть и самонадеянностью, неверием в авторитеты, уверенностью в том, что ты понимаешь замысел Божий лучше своих предшественников.
Христианином монотеист становится, когда поверит в то, что произошло две тысячи лет назад, когда Бог послал нам своего Сына. В этот момент мировой истории Богу снова потребовалось вмешаться в ее ход.
Этот шаг для человека, привыкшего доверять только фактам, привыкшего лично все «щупать и проверять», является самым трудным. Но зато каким гармоничным предстает мир, когда этот шаг сделан! Ты – человек, в тебе есть частица Бога – Творца,  Вседержителя, Слова. Ты свободен познавать творение Бога, работать в нем, но ты должен не быть самонадеянным, прислушиваться к Богу в себе, сознавать пределы своих возможностей, чувствовать свою ответственность перед Богом.
Нашу цивилизацию создали люди, именно так понимающие идею Бога. Именно они являются для тебя авторитетами, учителями.
Поверив в Христа, человек побуждается идти к людям, имеющим эту же веру. Он вступает в Церковь. Здесь он обретает душевный покой: здесь ему не приходится спорить с окружающими по крайней мере по Главному Вопросу. Добровольное наложение на себя обязанности выполнять устав  приносит облегчение. Но пребывание в  Церкви не сулит окончательного покоя. Церковь - это организация людей, просто грешных людей. Порой бывает нелегко сочетать церковную дисциплину с личной свободой и ощущением Пути. Но надо стараться.

Жизнь - без начала и конца.
Нас всех подстерегает случай.
Над нами - сумрак неминучий,
Иль ясность Божьего лица.
Но ты, художник, твердо веруй
В начала и концы. Ты знай,
Где стерегут нас ад и рай.
Тебе дано бесстрастной мерой
Измерить все, что видишь ты.
Твой взгляд - да будет тверд и ясен,
Сотри случайные черты -
И ты увидишь: мир прекрасен.
Познай, где свет, - поймешь, где тьма.
Пускай же всё пройдет неспешно,
Что в мире свято, что в нем грешно,
Сквозь жар души, сквозь хлад ума.
Александр Блок

Весь учебник:
http://gtrubnikov.ru/dnc_soc.htm 
2005

СЛОМАТЬ КАЩЕЕВУ ИГЛУ - 2008

СЛОМАТЬ КАЩЕЕВУ ИГЛУ

Украина отметила 75-ю годовщину голодомора. У российского телезрителя (синонимы: патриота, избирателя, представителя подавляющего большинства) в голове сложилась хорошо упакованная картина. Наш враг Ющенко, поощряемый нашими врагами американцами и их прихвостнями   поляками, грузинами, литовцами и пр., придумал повод, чтобы досадить нам. Он с чего-то обвиняет в «голодоморе» нас, в то время как голодали все. Вот перекроем ему газ – опомнится.

Такие кластеры врастают в мозги, они очень устойчивы, вполне возможно, что могут даже передаваться по наследству. Переубеждать бесполезно, да и газет телезрители не читают. Но истину произнести всё-таки надо.

Первое. Голодомор (в отличие от Д. Медведева пишу это слово без кавычек) был сознательным действием, предусматривающим гибель от голода миллионов людей.

Второе. Ни Ющенко, ни кто-либо из серьезных политиков не возлагал вину на современную Россию. Представитель Украины в Совете ООН по правам человека: «В голодоморе 1932-1933гг. на Украине виноват сталинский режим, а не Россия».

Есть еще два почти не упоминаемых обстоятельства, окрашивающие эту историю в дополнительные цвета. О голодоморе мы узнали сравнительно недавно, только при Горбачеве. Я имею в виду даже тех людей, которые в советское время слушали вражьи голоса и почитывали самиздат и тамиздат. У Солженицына об этом всего два абзаца (скорее всего, включенные позже): «А о той молчаливой предательской чуме, сглодавшей нам 15 миллионов мужиков — и это по самому малому расчёту и только кончая  1932 годом!  — да не подряд, а избранных, а становой хребет русского народа,— о той Чуме нет книг. А о 6-ти миллионах выморенных  вослед  искусственным  большевистским   голодом - о том молчит и родина наша и сопредельная Европа.

На изобильной   Полтавщине  в  деревнях,   на  дорогах  и   на   полях  лежали неубранные трупы. В рощицы у станций нельзя было вступить - дурно от разлагающихся трупов, среди них и младенцев. «Безбелковый  отёк» записывали тем,  кто добирался умереть на пороге больницы. На Кубани было едва ли не жутче. И в Белоруссии многих местах собирали мертвецов приезжие команды, своим уже некому было хоронить».

Вообще-то, и  двух таких абзацев достаточно, чтобы содрогнуться и мучительно пересмотреть всё – и историю страны, и свое собственное мировоззрение. Но не прочли, не содрогнулись, не пересмотрели. Ну ладно – обыватели-телезрители, главное, что нынешние вожди не прочли, даже тот, который из профессорской семьи.

Второе обстоятельство, мешающее нам понять украинцев, - это их упорное подчеркивание своей самостийности. Нам всё кажется, что мы – практически один народ или по крайней мере братья, что нас разделила только сегодняшняя конъюнктурная политика. Нам трудно представить себе, что украинцы, как и остальные народы СССР, всегда ощущали себя жителями колоний, угнетенными нациями. Мы в глубине сознания рассматриваем распад СССР как недоразумение, как ошибки политиков 1991 года. Когда мы вмешиваемся во внутренние дела бывших колоний, то чувствуем себя взрослым старшим братом перед расшалившимися пацанами. Нет чтобы задуматься, представить, что кто-то из них, может быть, мудрее нас. Тот же Киев, проживший гораздо более долгую и осмысленную жизнь, нежели Москва. Украинцы имеют свой язык, свою культуру («О какой культуре вы говорите, если они чтут в качестве просветителя человека с фамилией Сковорода? Смех, да и только!»), и всегда мечтали о свободе.


В 1917 году они ее получили. Уже в апреле они избрали Центральную Украинскую Раду (в переводе на русский – Совет), которая поставила вопрос об автономии Украины. А 2(15) ноября 1917 г. из столицы России Петрограда во все города и веси по всем правительственным каналам связи был отправлен документ под названием «Декларация прав народов России», подписанный:

 Именем Республики Российской

Народный комиссар по делам национальностей

Иосиф Джугашвили-Сталин.

Председатель Совета Народных Комиссаров

В.Ульянов (Ленин).

И был там главный пункт: «Право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства». Вот так просто, без всяких фокусов, без ссылок на действовавшие законы был решен вопрос о целостности Российского государства. Естественно, на местах среагировали быстро, и своим Третьим Универсалом Центральная Рада 20 ноября 1917 года объявила Украинскую Народную Республику - УНР, в которую вошли Киевщина, Черниговщина, Волынь, Подолье, Полтавщина, Харьковщина, Екатеринославщина, Херсонщина и Таврия. Этот Универсал провозглашал украинское государство, хотя в нем говорилось о сохранении связей с Россией. В этом Универсале было объявлено о свободе слова, печати, вероисповедания, собраний, забастовок, отмене смертной казни, амнистии, ликвидировании частной собственности на землю. Был установлен восьмичасовой рабочий день, национальные меньшинства получали национальную автономию.

Сколько просуществовала независимая Украина – вопрос спорный. Были оккупации со стороны Германии (которой Ленин и Троцкий щедро уступили Украину), большевистской России, Польши. Была гражданская война. Окончательно большевистский режим захватил Киев и Украину летом 1920-го.  Но  это было не исправление недоразумения, а захват, вторичная колонизация. И вот это украинцы помнили. Мы с подачи советской пропаганды называем опереточными героями Михаила Грушевского, Владимира Винниченко и Симона Петлюру, а для многих своих соплеменников они были и остались в памяти как легитимные государственные деятели независимой Украины.

Юрист-буквоед обнаружит в приведенных рассуждениях изъян. Ведь Центральная Рада не признала правительство большевиков, а с другой стороны – воспользовалось Декларацией прав народов России для легитимации своей независимости. И я соглашусь с этим доводом. Строго говоря, Украина должна была дождаться, когда Временное правительство вернет себе власть, и продолжать с ним переговоры о процедуре выхода из России.

Я довел рассуждения до абсурда не для того, чтобы продемонстрировать никчемность юридического подхода к оценке исторических событий, происходящих во время революций, а с прямо противоположной целью. Да, революция, как и война, всё списывает. Да, победителей не судят. Но с этим нельзя жить всегда. Это логика обреченных. Это остатки дикарства. Государственно-правовые оценки  событий  и роли личностей в нашем веке необходимы.

Давайте взглянем с этой точки зрения на события 1917 года. В феврале законный правитель страны император Николай II добровольно, хотя и вынуждено, отрекается от власти в пользу брата Михаила. Михаил откладывает свое решение до Учредительного собрания и призывает народ подчиняться Временному правительству. Да, это государственный переворот, но мирный и легитимный. В октябре самозваный и нелегитимный Петроградский совет силой оружия арестовывает Временное правительство, захватывает банки, средства связи  и другие государственные учреждения, объявляет о переходе власти к правительству во главе с Лениным. Тоже переворот, но насильственный.

Что было бы, если бы в Петроград вошли верные правительству войска, подавили мятеж и арестовали Ленина, Троцкого и прочих? Разумеется, судили бы как государственных преступников. Потому что преступление было налицо. С отягощающими обстоятельствами: нож в спину стране, ведущей тяжелейшую войну.

Суда не было, поскольку большевики победили. А победителей, как уже говорилось, не судят. Но ответьте мне на простой вопрос: преступление-то все-таки было? Юрист-буквоед ответит: отсутствует постановление о возбуждении уголовного дела, значит, и преступления не было. Документ нужен.

Мы, народ России, настоящей декларацией утверждаем, что насильственное свержение законной власти Российского государства в октябре 1917 года явилось  преступлением перед народами и государственностью России.

Собственно, этот пункт следовали бы вставить в Декларацию о государственном суверенитете РСФСР, принятую 12 июня 1990 года. Но тогда это бы не прошло. А сегодняшний парламент подпишет. И я, убей бог, не вижу веских доводов, чтобы эту декларацию отказался подписать Президент. Ведь какое облегчение он получит! О Голодоморе ли речь идет, о Катыни, о Прибалтике, о цене Победы, о Гулаге – всегда можно прямо и внятно сказать, что в течение 73 лет в России правил преступный режим, который следует отделять от подавляемого им народа. Сегодняшняя Россия резко осуждает этот режим и не несет ответственность за его преступления. Беда народа состоит в том, что он не смог свергнуть этот режим, а потом подвергся самому настоящему геноциду – уничтожению лучших представителей во всех сословиях.

Принятие декларации будет одновременно и судом и покаянием. Пусть пока говорится только об Октябре – это Кащеева игла большевизма. Остальное люди сами додумают. Люди с трудом воспринимают новые мысли, но к ним привыкают, и это тоже способ познания.

Георгий Трубников

6 декабря2008г.

Статья написана для газеты «Дело», но не опубликована в связи с закрытием газеты.

2005

Острова памяти

Распрямись, мое детство согбенное!
Андрей Вознесенский.
ОСТРОВА ПАМЯТИ (2001 год)
Поселок Глубокое, Восточный Казахстан, 1941-44
Посреди пыльной площади дощатая трибуна, превращенная пацанами в туалет.
Вдоль стены барака на корточках сидят мужчины в огромных папахах. Чечены.
А потом – месячный путь через всю страну в теплушке. Беременная мама, перестук составов, толчки после спуска вагона с горки. Позже узнал, что у отчима был с собой спирт, которым он расплачивался с диспетчерами.
Мончегорск, Кольский полуостров, 1944-49
Надо же, опять первое воспоминание – туалет. Нет, не буду описывать, как были устроены эти заведения в двухэтажных деревянных домах без канализации. Тем более, что скоро мы переехали в один из четырех на весь город кирпичных четырехэтажных домов. Иван Федорович – начальник плавильного, самого большого цеха комбината Североникель. С нами еще живут мать ИФ свирепая бабка Агафья и сестра Настя. Кроме того, меняясь, племянники и племянницы из вологодской деревни. Самый лучший из них Федя, демобилизованный солдат, залечивающий раны, жил долго, а потом умер. Я впервые видел так близко покойника, ИФ нес его несгибающееся тело из ванной, где обмывал.
Ивана Федоровича премировали американским радиоприемником, принимавшим короткие волны, его можно было слушать в наушниках без громкой трансляции. Он слушал «Голос Америки», иногда давал послушать нам: «Послушай, что они врут». Сам, однако, слушал регулярно, а мы были предупреждены, что об этом никому и никогда нельзя рассказывать. Одну передачу помню очень хорошо, это было 7 ноября 1947 года, в день тридцатилетия советской власти. ИФ и сам был поражен: Керенский говорил! Я четко помню одну фразу: «Лучшие люди, революционеры, гниют на непосильных работах в Сибири». Во дурак, во врет!
Я вышел на улицу, доедая яблоко, огрызок бросил в сугроб. Один их пацанов схватил огрызок и съел целиком. «Разве так яблоки едят!». Он был из Вологодчины, а там в это время, по слухам, был самый настоящий голод.  «Опилки едят».
 Ватагой человек в тридцать, двумя колоннами, вооруженные дубинками и плетками (а что у них в карманах и за пазухой?), во главе с атаманом по кличке Камбала на нас идут новопроложенцы. Новопроложенная – это улица, на которой живет самая отъявленная шпана (наверное, освобожденные из лагерей). А мы – это несколько пацанов из «четвертого дома», «интеллигенция», во главе с моим братом Димкой. Встреча явно была назначена. Наверное, кого-то из шестерок Камбалы наши задели, и вот они идут разбираться. Наши ряды тают (я говорю «мы», «наши», хотя собственно мы, первоклассники, были, конечно, не в счет). До сих пор вижу, как, семеня на полусогнутых, убегает Димкин друг Славка Демченко. А может быть, он реально обписался? Все обступают Камбалу и Димку, они ведут психологический поединок, потом Камбала бьет Димку плеткой, опоясывая спину.
 «Идииии, Камбала, гад!» Он так и не заплакал.
Брату  Диме
в день его 50-летия, 14.02.86

«Брат мой, враг мой» - эту формулу я десятки лет разгадывал.
Только дело здесь не в возрасте, подзатыльники – не в счет.
Ты шпане новопроложенской крикнул сдавлено: «Ну, гады вы!»
Миг бессилия и ярости – сколько было их еще!

Ореол отца с погонами наплывал на мать и отчима,
Ревматизм вгрызался в сердце, у соседа хлеба нет.
Пусть осознанное мужество прорастет из одиночества,
Но не только сила воли движет мир две тыщи лет.

Враг слюнтяйства и нервозности, выбивал ты их гантелями.
Ты по мне палил без промаха, сбивая пыль с ушей.
В поворотные моменты одного с тобой хотели мы,
И на тропах заповедных не искали барышей.

За тобой я, как за лидером, поспевал, пригнувши голову.
Я мотался в завихрениях, а ты кричал: «Пустяк!»
Твои истины ласкали – наждаком по телу голому.
По одной прямой мы двигались, только в разных плоскостях.

Промежуточные финиши накатили юбилеями,
Серебрятся твои волосы, золотится блеск наград…

Если ты в моей невнятице не сумел понять идею –
упрощу ее решительно, и скажу: «спасибо, брат!»


Верхний Уфалей, Урал, Челябинская область, 1949-51
Совсем другой географический климат, а в остальном климат тот же. Тоже бараки, но одноэтажные, не такие вонючие, как в Мончегорске. Это поселок Никель, а центр города застроен деревенскими частными избами с глухими заборами. Такая же шпана, драки около пивной, убийства. Есть национальный элемент: Татарский поселок, Башкирский поселок, Немецкий поселок (ссыльные немцы Поволжья). Поселок Шанхай, поселок Волчья гора. Между поселками вражда, серьезные драки, не только детские. Дети со всех этих поселков учатся в одной школе.
Широкий школьный коридор, как теперь называют, рекреация. На перемене столкнулись и повздорили Алим из Шанхая и Мотовилов из 27-го барака. После уроков – выяснение отношений, во дворе школы небольшая толпа, в центре Алим и Мотовилов. Практически все на стороне Алима. А Мотовилов позвал только одного человека – Сару Беспалого, соседа по 27-му бараку. В этом бараке живут совсем уж настоящие уголовники. Сара – блатной, ходит легенда, что два пальца он сам себе отрубил, чтобы легче было залезать в карманы. Под длинными рукавами ватника он, как всем известно, прячет шило. Но сейчас он не вмешивается, стоит в сторонке, наблюдает за психологическим поединком типа «нет, ты бей первый». Алим не выдержал, заплакал и ушел. «Это он от обиды» - комментируют расходящиеся зрители.
Ощущение привилегированности с острым привкусом стыда. Иду из магазина, несу в сетке-авоське хлеб. Прохожие спрашивают «Хлеб есть?». Что им ответить? Кому есть, кому нет. Я директорский сын, нам оставляют под прилавком.
Мы живем в бревенчатом спаренном коттедже (их десяток на поселок) с участком соток двенадцать. Держим корову, свинью, кур. Огород с парником. Я всем этим занимаюсь: кормлю скотину, копаюсь в огороде, топлю печи, пасу корову. Читаю то, что читает брат. Ползаю по расстеленной на полу огромной карте СССР.
Зима, мороз. Я выношу грязную воду из дома. На помойке бездомная собака что-то ищет. Она мне не нравится, и я пытаюсь вылить воду на неё. Возвращаюсь домой. Мама, видевшая это из окна: «Это же подло!». Как же она сумела найти слова и интонацию. чтобы я запомнил это на всю жизнь!
Первое стихотворение.
           Сегодня выпал снег пушистый.
           Я рано выскочил во двор.
           Сверкает иней серебристый,
сугробом заметен забор.
Абсолютная точность. Как сейчас вижу себя, взобравшегося на высокий забор, и там был такой удобный столб для сидения и хорошего обзора.
Но обзором я занимался летом, когда на веранде клуба, расположенного напротив, устраивали танцы. Я видел их насквозь. Девиц, приходивших группками и дожидавшихся хоть кого-нибудь из немногочисленных парней. Парней, приходивших тоже стаями, поддатых, закомплексованных, не умеющих танцевать, ищущих повода подраться. Я уже тогда понимал, хотя, разумеется, не мог сформулировать, что их ведет сюда ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ.
Помню индивидуалиста, одетого в синий костюм и в синей шляпе. Он выглядел пришельцем из иного мира. Он умел танцевать и предавался этому с восторгом. Ему повезло только раз. Пришла приезжая молодая женщина, красивая, но обезображенная пятном на лице. В ней чувствовалась порода. Какую галантность проявил мой любимец! Как он вышел навстречу ей, как подтянут и элегантен он был!
По Уфалею разнеслась весть: «в кино ж… показывают!». Действительно, в качестве киножурнала перед сеансом шел небольшой медицинский фильм «Массаж». И в маленьком эпизоде показывался массаж ягодиц. Народ повалил смотреть, полный аншлаг на всех сеансах. Взрослые люди. Такого хохота я никогда больше не слышал. Смех смехом, но это же точный показатель культуры.
Мы прожили в Уфалее два года, после этого я жил только в закрытых городах и в столицах. Уфалей остался для меня воплощением реальной, типичной России. Детские впечатления очень сильные, яркие, их очень много, всего не рассказать. Такие два года не просто врезаются в память, они остаются в подсознании, они постоянно беспокоят во время раздумий — где она, истинная Россия, — в пригожем и динамичном столичном городе или в захолустных поселках, в которых всё остается по-прежнему.

Челябинск-40, Урал, Челябинская область, 1951-57
Осень 1951г. Ивана Федоровича перевели в новую отрасль – атомную промышленность. Таинственность. Официальная версия для знакомых – едем пока в Москву. О том, что мы едем не так уж далеко, я узнал только в вагоне. Всего 50 километров на юг от Уфалея до Кыштыма. А там город, окруженный самой настоящей пограничной полосой с рядами колючей проволоки. После захолустного, полу- деревенского Уфалея ошеломляющее, как от сказки наяву, впечатление: освещенные асфальтированные улицы, симпатичная по тогдашним понятиям современная архитектура, чистота, изобилие товаров в магазинах, несравнимый культурный уровень, живописное огромное озеро, яхт-клуб, отличные условия для занятий спортом, прекрасные школьные учителя, театр, музыкальная школа, библиотеки и прочее. И это – после уфалейских диких побоищ поселок на поселок. В этом городе я прожил 6 благословенных лет. До сих пор перезваниваюсь с одноклассниками и любимой учительницей. У нас был замечательный класс. Достаточно сказать, что  из 24 человек стали кандидатами наук Коля Глухов, Валера Шорин, Коля Пашацкий, Галя Федорова и я, Юра Урусов стал полковником Генерального штаба (должен был стать генералом), рано погибший Игорь Федоров к 40 годам был директором завода, а мой друг Виталий Садовников вообще стал генеральным директором всего комбината «Маяк».
2005

ГЕОРГИЙ ИВАНОВИЧ ТРУБНИКОВ, биография

Родился 11 января 1940 г. в семье петербуржцев, детство провел на Севере, на  Урале,  в Сибири.  Окончил Московский инженерно-физический институт. С 1963 работал в НИИЭФА им. Д.В.Ефремова (СПб, Металлострой) в области  динамики заряженных частиц и вычислительной физики. Принимал участие в разработке ускорителей заряженных частиц и газовых  лазеров. Кандидат технических наук,  около пятидесяти научных работ и изобретений. С апреля 1990 по декабрь 1993 года работал на освобожденной основе в комиссии по народному образованию Городского Совета.  В настоящее время пенсионер, работает учителем обществознания в гимназии Петершуле. С 1964 года живет в поселке Металлострой Колпинского района Санкт-Петербурга,  женат,  имеет дочь  и внучку.

В течение всех лет работы в НИИЭФА вне рабочего времени  занимался активной и  разносторонней  просветительской  деятельностью  в  формах шефской работы со школьниками,  клубной работы,  лекций,  литературных вечеров и т.п.

Является инициатором восстановления церкви св. Александра Невского в  Усть-Ижоре. С весны 1987 года до 1997г. - бессменный председатель религиозно-культурного общества "Невская битва",  в течение всех этих лет еженедельно на  безвозмездной основе принимавшего участие в реставрационных работах. За этот труд в 1997г. награжден орденом преподобного Сергия Радонежского Русской Православной Церкви.

С 1974  года  состоял в КПСС,  не занимая выборных должностей.  С 1985г. стал обращаться в ЦК КПСС с предложениями по демократизации.  В 1990г. вошел  в движение "Демплатформа", в том  же году вышел из КПСС, опубликовав об этом заявление.

С 1987г. принимал участие в работе клуба  "Перестройка",  Ленинградского Народного Фронта, был одним из создателей СТК НИИЭФА.

В январе 1989г.  коллективом НИИЭФА был выдвинут кандидатом в депутаты Съезда  Советов  в качестве альтернативы председателю Ленгорисполкома В.Я.Ходыреву. После отклонения кандидатуры окружным собранием стал одним из организаторов первых  в Колпине митингов,  одним из лидеров демократического движения в Колпинском районе. Принимал участие в повторных выборах.

В 1990г.  был  избран депутатом Ленсовета.  Работал в комиссии по народному образованию и в комитете по вопросам собственности.  В частности, лично  разработал и провел решение, позволяющее вернуть народному образованию ранее изъятые у него здания школ.

С 1992 г. - член руководства Христианско-демократического Союза Санкт-Петербурга. Руководитель избирательных кампаний 1993 и 1995 годов лидера ХДС Виталия Савицкого, трагически погибшего в 1995 г. Вышел из СХД летом 1999 года после решения аппаратного руководства о вхождении в блок ОВР.

Делегат Учредительного съезда общественно-политического блока «Выбор России» в октябре 1993 года.

Опубликовал  около пятидесяти статей, заметок и интервью на политические и этические темы в газетах «Известия», «Демократический выбор»,  петербургской печати и газете “Русская мысль” (Париж).

Автор “Манифеста Российской христианской демократии”, ставшего единственным идеологическим документом христианских демократов России. “Манифест” переведен на английский, французский и испанский языки.

В 1997-98гг. издавал газету “Металлострой-факт” - первый в Санкт-Петербурге печатный орган муниципальных округов, утверждающий принципы местного самоуправления как образ жизни.

В 2001 году создал сайт http://avos111.narod.ru,   http://voznesolog.ru/ посвященный творчеству Андрея Вознесенского,
и сайт своей публицистики
http://gtrubnikov.ru

Ноябрь 2001г.

e-mail gtrubnik2004(собака)yandex.ru

Добавление 2010 года.

Овдовел 9 марта 2007 года.

За девять лет многое написано и напечатано в «Известиях», «Столичной вечерней газете», «Деле», «Петербургском часе пик», в журнале «Звезда», еженедельнике «Новое время», в других изданиях. Всё это есть на сайте.  В 2009 году вышла книжка, назывющаяся так же как сайт: «Мой сад – гражданское общество».

Стал автором статьи об Андрее Вознесенском в БРЭ, составителем и комментатором сборника в серии «Всемирная библиотека поэзии».

Завел блог в ЖЖ: http://sadovnik40.livejournal.com

Редактировал сайт http://comenius8.narod.ru/trudy

Сегодня, 17 февраля 2010 г., в печати находится книжка «ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА + ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ» конспект интегрированного курса. Вот ее оглавление и полный текст.

Добавление 2015.

Вышла книга

Вознесенский А. А. Стихотворения и поэмы: В 2 т.  Вступ. статья, сост., подг. текста и примеч. Г. И. Трубникова —  СПб.: Издательство Пушкинского Дома, Вита Нова, 2015 — (Новая Библиотека поэта).

Как я стал вознесологом - вот исповедь: http://voznesolog.ru/kak_stal_voznesologom.htm

Вступительная  статья  на сайте в удобной форме: http://voznesolog.ru/vek-preambula.htm. Там же вся книга в формате pdf.

Добавление 2021

КЛИО СТУЧИТСЯ В ДВЕРИ. Журнал «Звезда» № 10, 2007г. http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=850
АНДРЕЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ В МОЕЙ ЖИЗНИ Знамя, номер 6, 2017 https://magazines.gorky.media/znamia/2017/6/andrej-voznesenskij-v-moej-zhizni.html 

Мемуары "Если не я, то кто же?" http://gtrubnikov.ru/memury_trubnikov.pdf 
"Усть-Ижора, Металлострой - рядом и вместе" http://gtrubnikov.ru/letopis.htm,  http://gtrubnikov.ru/broshura.pdf




"Если не я, то кто же" - мемуары, 2017 (.PDF)